Cлово "ОДИН"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  
1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 40.
2. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 34.
3. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 31.
4. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 30.
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 26.
6. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 20.
7. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 19.
8. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 18.
9. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 18.
10. Король на площади
Входимость: 18.
11. Возмездие
Входимость: 18.
12. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 17.
13. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 17.
14. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 17.
15. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 17.
16. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 16.
17. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 15.
18. Песня судьбы
Входимость: 15.
19. Незнакомка
Входимость: 14.
20. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 13.
21. Все стихотворения
Входимость: 13.
22. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 13.
23. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 11.
24. Последние дни императорской власти
Входимость: 10.
25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 10.
26. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 9.
27. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 4
Входимость: 9.
28. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 9.
29. Джордж Гордон Байрон. Стихотворения
Входимость: 9.
30. Рамзес
Входимость: 9.
31. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 8.
32. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 3
Входимость: 8.
33. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 8.
34. О любви, поэзии и государственной службе
Входимость: 8.
35. Последние дни императорской власти (часть 2)
Входимость: 7.
36. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 7.
37. Роза и крест. Дествие 2
Входимость: 7.
38. Шаги (Из Эмиля Верхарна)
Входимость: 6.
39. * * * (Одной тебе, тебе одной)
Входимость: 6.
40. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Шахматово
Входимость: 6.
41. Роза и крест
Входимость: 6.
42. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 6.
43. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 6.
44. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 6.
45. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Жилище
Входимость: 5.
46. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 5.
47. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 5.
48. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 5.
49. Разные небольшие сборники 1904-1915гг.
Входимость: 5.
50. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Увлечения, пристрастия, привычки
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 40. Размер: 101кб.
Часть текста: открытых врагов революции, часть засела в уцелевших легальных обществах рабочего класса и старалась свернуть пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель -отвратить массы от революции». Таковы были эти годы. В литературу хлынула мутная волна порнографии и обывательщины. Появились произведения,...
2. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 34. Размер: 76кб.
Часть текста: говорить как на духу, и Ты дал мне его. Я считаю, что, после всего мною сказанного, я обязан говорить дальше:-Ты невольно мог подумать, слушая меня: ему легко говорить, а каково мне, который должен разбираться в существующем хаосе и принимать те или другие меры и решения, подсказываемые мне с разных сторон.-Ты должен понимать, что я, как и все болящие душой за все происходящее, часто задавал себе вопрос: что бы я сделал на Твоем месте; и вот я хочу Тебе передать то, что мне подсказывает душа, которая, я убежден, говорит верно. Мы переживаем самый опасный момент в истории России: вопрос стоит, быть ли России великим государством, свободным и способным самостоятельно развиваться и рости, или подчиниться германскому безбожному кулаку,-все это чувствуют: кто разумом, кто сердцем, кто душою, и вот причина, почему все, за исключением трусов и врагов своей родины, отдают свои жизни и все достояние для достижения этой цели.-И вот, в это святое время, когда мы все, так сказать, держим испытание на звание человека, в его высшем понимании, как христианина, какие то...
3. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 31. Размер: 46кб.
Часть текста: социал-демократам {"Какой-то ты? Я - "СОЦИАЛЬ-ДЕМОКРАТ", - писал он действительно 9 ноября 1905 года знакомому А. В. Гиппиусу, с которым давно не виделся.}. Теперь отхожу все больше, впитав в себя все, что могу (из "общественности"), отбросив то, чего душа не принимает. А не принимает она почти ничего такого, - так пусть уж займет свое место, то, к которому стремится. Никогда я не стану ни революционером, ни "строителем жизни", и не потому, чтобы не видел в том или другом смысла, а просто по природе, качеству и теме душевных переживаний". И в его собственном письме едва ли случайно взяты в кавычки "освободительное движение", "общественность", "строитель жизни", равно как и слово "социаль-демократ" в письме к А. В. Гиппиусу. В этом нет иронии, но названные понятия для Блока еще непривычны, новы, в какой-то мере экзотичны. В тоне письма нет того высокомерного пренебрежения к политической "суете", к "общественности", которым дышат свидетельства некоторых современников, уже возжаждавших "умиротворения". Критик Нувель брезгливо говорил, что "общественность, как дурной запах, проникает всюду". М. Кузмин уже 21 октября 1905 года сделал в дневнике запись: "О противный, трижды противный, суетящийся, политический и без красоты политической дождливый город, ты хорош был бы только заброшенным, чтобы в казармах обедали солдаты и няньки с детьми в капорах уныло бродили по пустынным и прямым аллеям Летнего сада". Блоковское письмо написано уже в тяжелой тишине, наступившей после подавления декабрьского восстания в Москве. "...В общем вдруг сознание, что революция впустую фукнула", - занес в дневник при вести о московских событиях Е. П. Иванов. Совестливый друг Блока давно корил себя как "тепленького буржуя, ищущего полакомиться свободами за чужой счет". Теперь он чувствует себя кораблем с опущенным флагом. Но ни он, ни Блок еще не представляют себе всех последствий поражения революции. Правда, на палитре поэта появляются трагические врубелевские краски: Небо - ...
4. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 30. Размер: 79кб.
Часть текста: мне Она, иначе ко мне обращенная, - и раскрылось тайное. Я видел, как семья отходила, а я, проходя, внезапно остановился в дверях перед ней. Она была одна и встала навстречу и вдруг протянула руки и сказала странное слово туманно о том, что я с любовью к ней. Я же, держа в руках стихи Соловьева, подавал ей, и вдруг это уж не стихи, а мелкая немецкая книга - и я ошибся. А она все протягивала руки, и занялось сердце. И в эту секунду, на грани ясновиденья, я, конечно, проснулся 1902 * * * Стихи - это молитвы. Сначала вдохновенный поэт-апостол слагает ее в божественном экстазе. И все, чему он слагает ее, - в том кроется его настоящий бог. Диавол уносит его - и в нем находит он опрокинутого, искалеченного, - но все милее, - бога. А если так, есть бог и во всем тем более - не в одном небе бездонном, а и в "весенней неге" и в "женской любви". Потом чуткий читатель. Вот он схватил жадным сердцем неведомо полные для него строки, и в этом уже и он празднует своего бога. Вот таковы стихи. Таково истинное вдохновение. Об него, как об веру, о "факт веры", как таковой, "разбиваются волны всякого скептицизма". Еще, значит, и в стихах видим подтверждение (едва ли нужное) витания среди нас того незыблемого Бога, Рока, Духа... кого жалким, бессмысленным и глубоко звериным воем встретили французские революционеры, а гораздо позже и наши шестидесятники. Рече безумец в сердце ...
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 26. Размер: 48кб.
Часть текста: решилась на разрыв с Белым, но медлила посвящать его в свое решение, под всякими предлогами удерживала его от поездок в Петербург и этой своей жестокостью, по собственному признанию, доводила Белого "до эксцессов". Теряясь в догадках о причинах ее "загадочного" поведения, Белый решил, что Блок удерживает жену от ухода с ним, уговаривает остаться, разжалобливает. Некогда Блок наивно написал ему, передавая свои тревожные и неясные настроения 1905 года, желание слиться с обликом родной земли: "...Я превращусь в осенний куст золотой, одетый сеткой дождя на лесной поляне. Ветер повеет, и колючие мои руки запляшут свободно". Припомнив это, Белый решил, как рассказывает он об этом в мемуарах; "...с придорожным кустом не теряют слов; проходят мимо; коли зацепит - отломят ветвь". В состоянии крайней взвинченности Белый пишет рассказ "Куст", который печатается в журнале "Золотое руно" (Ќ 7-8-9 за 1906 г.). В известной мере его можно рассматривать как развитие некоторых личных тем, намеченных еще в статье "Луг зеленый" (1905). Но в ней образ гоголевской красавицы Катерины (из "Страшной мести"), находящейся под страшной властью колдуна, прямо расшифровывается как образ России. И только смутно, немногим, если...

© 2000- NIV