Cлово "ГЛАЗА, ГЛАЗ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ГЛАЗАМИ, ГЛАЗАХ, ГЛАЗАМ

1. Песня судьбы
Входимость: 31.
2. Возмездие
Входимость: 16.
3. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 13.
4. Незнакомка
Входимость: 12.
5. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 11.
6. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 8.
7. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 8.
8. Черная кровь
Входимость: 7.
9. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 7.
10. Рамзес
Входимость: 7.
11. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 7.
12. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 6.
13. Король на площади
Входимость: 6.
14. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 6.
15. Все стихотворения
Входимость: 6.
16. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 3
Входимость: 6.
17. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 6.
18. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 5.
19. Балаганчик
Входимость: 5.
20. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 4.
21. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 4.
22. * * * (О, не смотри в глаза мои с укором)
Входимость: 4.
23. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 4.
24. Роза и крест. Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти
Входимость: 4.
25. Ночная Фиалка
Входимость: 4.
26. Сказка о петухе и старушке ("Петуха упустила старушка...")
Входимость: 4.
27. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 4.
28. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 4.
29. Жизнь моего приятеля
Входимость: 3.
30. Повесть ("В окнах, занавешенных сетью мокрой пыли...")
Входимость: 3.
31. Песенка ("Она поет в печной трубе...")
Входимость: 3.
32. * * * (Что будет в сердце, в мыслях и в уме)
Входимость: 3.
33. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 3.
34. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 3.
35. В дюнах
Входимость: 3.
36. * * * (В высь изверженные дымы...)
Входимость: 3.
37. Иванова ночь ("Мы выйдем в сад с тобою, скромной...")
Входимость: 3.
38. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 3.
39. Джордж Гордон Байрон. Стихотворения
Входимость: 3.
40. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 3.
41. Заклятие огнем и мраком
Входимость: 3.
42. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 3.
43. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 3.
44. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 3.
45. * * * (Есть игра: осторожно войти...)
Входимость: 3.
46. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Поэма и Её поэт
Входимость: 3.
47. Песня Фаины ("Когда гляжу в глаза твои...")
Входимость: 3.
48. О смерти
Входимость: 3.
49. Ее прибытие
Входимость: 2.
50. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Декламатор
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Песня судьбы
Входимость: 31. Размер: 102кб.
Часть текста: непостижимая связь таится между нами? - Что пророчит сей необъятный простор? Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему? Гоголь ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Герман. Елена, жена Германа. Мать Германа. Друг Германа. Монах. Фаина. Спутник Фаины. Коробейник. Толпа. ПЕРВАЯ КАРТИНА Северный апрель - Вербная Суббота. На холме - белый дом Германа, окруженный молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на закате и бьет тебе в глаза: а ты все спишь, все видишь сны. Герман Все белое, Елена. И ты вся в белом... А как сияли перья на груди и на крыльях... Елена Проснись, милый, мне тревожно, мне тоскливо. К нам принесли больного... Герман (просыпается) Ты говоришь - больного? Странно, отчего к нам? Ведь здесь никто не ходит, дорога упирается прямо в наши ворота... Елена Он...
2. Возмездие
Входимость: 16. Размер: 57кб.
Часть текста: умерла лирическая нота на сцене; с Врубелем - громадный личный мир художника, безумное упорство, ненасытность исканий - вплоть до помешательства. С Толстым умерла человеческая нежность - мудрая человечность. Далее, 1910 год - это кризис символизма, о котором тогда очень много писали и говорили, как в лагере символистов, так и в противоположном. В этом году явственно дали о себе знать направления, которые встали во враждебную позицию и к символизму, и друг к другу: акмеизм, эгофутуризм и первые начатки футуризма. Лозунгом первого из этих направлений был человек - но какой-то уже другой человек, вовсе без человечности, какой-то "первозданный" Адам. Зима 1911 года была исполнена глубокого внутреннего мужественного напряжения и трепета. Я помню ночные разговоры, из которых впервые вырастало сознание нераздельности и неслиянности искусства, жизни и политики. Мысль, которую, по-видимому, будили сильные толчки извне, одновременно стучалась во все эти двери, не удовлетворяясь более слиянием всего воедино, что было легко и возможно в истинном мистическом сумраке годов, предшествовавших первой революции, а также - в неистинном мистическом похмелье, которое наступило вслед за нею. Именно мужественное веянье преобладало: трагическое сознание неслиянности и нераздельности всего - противоречий непримиримых и требовавших примирения. Ясно стал слышен северный жесткий голос Стриндберга, которому остался всего год жизни. Уже был ощутим запах гари, железа и крови. Весной 1911 года П. Н. Милюков прочел интереснейшую лекцию под заглавием "Вооруженный мир и сокращение вооружений". В одной из московских газет появилась пророческая статья: "Близость большой войны". В Киеве произошло убийство Андрея Ющинского, и возник вопрос об употреблении евреями христианской крови. Летом этого года, исключительно жарким, так что трава горела на...
3. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 13. Размер: 101кб.
Часть текста: от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель -отвратить массы от революции». Таковы были эти годы. В литературу хлынула мутная волна порнографии и обывательщины. Появились произведения, разрабатывавшие «проблемы» однополой любви - мужской («Крылья» Кузьмина) и женской («33 урода» - Зиновьевой-Аннибал). Нашумевший роман Арцыбашева «Санин» провозглашал «культ личности» и в качестве героя изображал по сути дела уголовного преступника, насиловавшего женщин и...
4. Незнакомка
Входимость: 12. Размер: 48кб.
Часть текста: меня видели прежде? Что это, в самом деле, я как будто его где-то видела? - Я вас тоже будто видел где-то? - Где? - Где? - Я ваши глаза точно где-то видел... да этого быть не может! Это я так... Я здесь никогда и не был. Может быть, во сне... Достоевский ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Незнакомка. Голубой. Звездочет. Поэт. Посетители кабачка и гостиной. Два дворника. ПЕРВОЕ ВИДЕНИЕ Уличный кабачок. Подрагивает бело-матовый свет ацетиленового фонаря в смятом колпачке. На обоях изображены совершенно одинаковые корабли с огромными флагами. Они взрезают носами голубые воды. За дверью, которая часто раскрывается, впуская посетителей, и за большими окнами, украшенными плющом, идут прохожие в шубах и девушки в платочках - под голубым вечерним снегом. За прилавком, на котором водружена бочка с гномом и надписью "Кружка-бокал", - двое совершенно похожих друг на друга: оба с коками и проборами, в зеленых фартуках; только у хозяина усы вниз, а у брата его, полового, усы вверх. У одного окна, за столиком, сидит пьяный старик - вылитый Верлэн, у другого - безусый бледный человек - вылитый Гауптман. Несколько пьяных компаний. Разговор в одной компании Один Купил я эту шубу за двадцать пять рублей. А тебе, Сашка, меньше тридцати ни за что не уступлю. Другой (убедительно и с обидой) Да врешь ты!.. Да вот поди ж ты... Я тебе... Третий (усатый, кричит) Молчать! Не ругаться! Еще бутылочку, любезный. Половой подбегает. Слышно, как булькает пиво. Молчание. Одинокий посетитель поднимается из угла и неверной походкой идет к прилавку. Начинает шарить в блестящей посудине с вареными раками. Хозяин Позвольте, господин. Так нельзя. Вы у нас всех раков руками переберете. Никто кушать не станет. Посетитель, мыча, отходит. Разговор в другой компании Семинарист И танцовала она, милый друг ты мой, скажу я тебе, как небесное создание. Просто взял бы ее за белые ручки и прямо в губки, скажу тебе, поцеловал... Собутыльник...
5. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 11. Размер: 25кб.
Часть текста: Их стремлений, их борений Не останется следа, Не пройдет и полстолетья, Как забудут наши дети Род старинный навсегда. Берта (у окна) Ночь ужасная, отец мой! Мрак и холод, как в гробу. Ветры вспугнутые воют И снуют, как духи ночи; Все, что видит глаз, в снегу, Все холмы и все вершины, Все деревья, все равнины; Как мертвец, земля недвижна В снежном саване зимы; И глазницами пустыми Небосвод глядит беззвездный В необъятную могилу! Граф Как часы идут лениво! Слышала их бой ты, Берта? Берта (отходя от окна и садясь за работу против отца) Только семь часов пробило. Граф Семь часов? А мрак уж полный! - Ах, дряхлеют силы года, Дни становятся короче, Жилы медленнее бьются, Год склонился в темный гроб. Берта О, настанет май веселый, Вновь оденутся поля, Ветерок нежней повеет, Луг цветами запестреет. Граф Новый год придет, конечно, Этот луг зазеленеет, Забурлят ручьи повсюду, И цветок, теперь увядший, Долгий зимний сон оставит, Вскинет детскую головку На подушке белоснежной, Прежней, ласковой улыбкой Улыбнется светлый взор. Каждый куст, простерший к небу Обессиленные бурей И беспомощные руки, Будет зелен, как бывало. Все, что дышит и живет В доме радостной природы, Все леса, долины, воды - Новой жизнью зацветет, Вновь с весною оживет; Только род мой - не воскреснет! Берта Грустно вам, отец мой милый! Граф Счастлив, дважды счастлив тот, Кто...

© 2000- NIV