Cлово "ГОД"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ГОДУ, ГОДА, ГОДЫ, ГОДОВ

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 125.
2. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 66.
3. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 46.
4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 45.
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 42.
6. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 34.
7. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 29.
8. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 27.
9. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 27.
10. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 27.
11. Возмездие
Входимость: 27.
12. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 26.
13. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 23.
14. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 23.
15. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 22.
16. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 21.
17. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 19.
18. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 18.
19. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 17.
20. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 17.
21. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 16.
22. Праматерь. Франц Грильпарцер
Входимость: 16.
23. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 15.
24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 14.
25. Все стихотворения
Входимость: 14.
26. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 14.
27. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 14.
28. Последние дни императорской власти
Входимость: 13.
29. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 13.
30. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 13.
31. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 3
Входимость: 13.
32. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VIII. Блок в 1917 году
Входимость: 12.
33. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Предки
Входимость: 11.
34. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 11.
35. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 9.
36. Балаганчик
Входимость: 8.
37. Последние дни императорской власти (часть 2)
Входимость: 8.
38. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 7.
39. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Шахматово
Входимость: 7.
40. Рамзес
Входимость: 7.
41. Песня судьбы
Входимость: 7.
42. О любви, поэзии и государственной службе
Входимость: 6.
43. * * * (Прошли года, но ты - всё та же...)
Входимость: 5.
44. Король на площади
Входимость: 5.
45. Владимир Соловьев и наши дни
Входимость: 5.
46. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 5.
47. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Муж
Входимость: 5.
48. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 5.
49. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Жилище
Входимость: 4.
50. Незнакомка
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 125. Размер: 101кб.
Часть текста: и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель -отвратить массы от революции». Таковы были эти годы. В литературу хлынула мутная волна порнографии и обывательщины. Появились произведения, разрабатывавшие «проблемы» однополой любви - мужской («Крылья» Кузьмина) и женской («33 урода» - Зиновьевой-Аннибал). Нашумевший роман Арцыбашева «Санин» провозглашал «культ личности» и в качестве героя изображал по сути дела уголовного преступника, насиловавшего женщин и намеревавшегося соблазнить собственную сестру. В образе Санина Арцыбашев, как заметил Горький, дал совет человеку «упростить себя путем превращения в животное». Второстепенные писатели вроде А. Каменского, Вербицкой и других на все лады варьировали порнографические темы. Примером массового распространения такого типа литературы могут служить широко рекламируемые объявления о выходе в эти годы иллюстрированных журналов, самые названия которых говорят об их содержании: «Декольте» («единственный по оригинальности журнал для взрослых»), «Натурщица» (высылается в закрытых конвертах) и, наконец, - «Ночь любви». Этот журнал обещал высылать внесшим подписную плату полностью премию:...
2. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 66. Размер: 47кб.
Часть текста: дня, Жизнь охватит меня и измучит меня! (3 декабря 1899 года) Одиночество — настойчиво повторяющаяся тема стихотворений этого периода: Не доверяй своих дорог Толпе ласкателей несметной: Они сломают твой чертог, Погасят жертвенник заветный. Все духом сильные одни Толпы нестройной убегают, Одни на холмах жгут огни. Завесы мрака разрывают. (25 июня 1900 года) Этот мрачный индивидуализм подчеркивается еще и тем, что лирический образ поэта рисуется Блоком в обстановке совершенно необычайной, далекой от обыденной действительности, на фоне очень скупо обозначенной природы. В стихотворениях нет ни реальных жизненных ситуаций, ни встреч с людьми; перед читателем — какой-то туманный и неясный, холодный и чуждый мир, скорее луна, чем земля. Душа молчит. В холодном небе Все те же звезды ей горят. Кругом о злате иль о хлебе Народы шумные кричат... Она молчит, — и внемлет крикам, И зрит далекие миры, Но в одиночестве двуликом Готовит чудные дары, Дары своим богам готовит И, умащенная, в тиши, Неустающим слухом ловит Далекий зов другой души... Так — белых птиц над океаном Неразлученные сердца Звучат призывом за туманом. Понятным им лишь до конца. (3 февраля 1901 года) Смысл этого отрешения лирического героя от людей в его устремленности к иным мирам, в глубочайшей неудовлетворенности реальной жизнью, в мечте об иной — мистической действительности, о чуде, которое должно озарить ту склый и бедный мир: Бегут неверные дневные тени, Высок и внятен колокольный зов. Озарены церковные ступени, Их камень жив — и ждет твоих шагов. Ты здесь пройдешь, холодный камень тронешь, Одетый страшной...
3. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 46. Размер: 31кб.
Часть текста: обнаружился полный упадок. Объяснить нынешнее литературное оскудение исключительно условиями военного времени было бы ошибочно... Если бы у литературы было главное — запас творческих сил, творческая энергия, ничто не мешало бы ей найти выход... Слабость нашей «военной» беллетристики, ее бесцветность, однообразие и даже фальшь обусловлены общим худосочием новой литературы, ее основным, роковым дефектом, который обнаружен войной». С тревогой пишет «Русская мысль» о том, что «какое-то страшное и странное равнодушие охватывает общество, все более и более погружающееся в зимнюю спячку... Что ждет нас при пробуждении?» В конце 1916 года положение оценивается еще безнадежнее: «Литературная атмосфера становится все более неподвижной и затхлой... По временам в литературе как бы совсем замирает жизнь... Молодежь вся безлична, безобразна, неиндивидуальна, словно создана по заказу современного массового потребителя книг... Представители старшего поколения проникновением в общественное настроение похвалиться не могут. Ни уменья, ни желанья схватывать момент в них не чувствуется. Они заняты собой, своим собственным содержании, которое в них сидит глубоко и прочно... Отражений «дня» мы в их произведениях не найдем, но всегда встретимся с той или иной волнующей личной драмой... Сейчас нет даже имен, которые придавали бы ...
4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 45. Размер: 55кб.
Часть текста: гимназиста кажется очень забавной. "Он ухаживает за ней старательно, сопровождает ее решительно всюду, - весело сообщает Александра Андреевна в письме родителям (22 июля 1897 г.). - Она кокетничает с ним и относится к нему милостиво. Смешно смотреть на Сашуру в этой роли. С розой в петлице, тщательно одетый, он отправляется за ней, берет на руку ее плед или накидку, но разговоры его часто ограничиваются кивками головы... Не знаю, будет ли толк из этого ухаживания для Сашуры в смысле его взрослости и станет ли он после этого больше похож на молодого человека. Едва ли". Все это - как завязка банального курортного романа. Развязка его порой бывает драматической, как в чеховском рассказе "Володя", где юноша, не в силах пережить столкновения с житейской пошлостью, кончает с собой. Но бывает и заурядной, "мирной", когда все случившееся воспринимается как нормальный образчик "науки страсти нежной" в ее будничном выражении. "Сашура у нас тут ухаживал с великим успехом, пленил барыню 32-х лет, мать трех детей и действительную статскую советницу", - пишет родителям Александра Андреевна (30 июля 1897 г.). Не мудрено, что этот "великий успех", невольно поощренный подобным отношением, отразился на внешнем поведении красивого гимназиста. Соперничество в "опытности" и мнимой "взрослости" процветало и в гимназии, где он учился. "Я был франт, говорил изрядные пошлости", - писал Блок впоследствии про это время. Ее величество пошлость отовсюду простирала ему свои объятья. Вошедшие в печальный обиход развлечения "молодого человека" не миновали и его: Красный штоф полинялых диванов, Пропыленные кисти портьер... В этой комнате, в звоне стаканов, Купчик, шулер, студент, офицер... ...Чу! по мягким коврам прозвенели Шпоры, смех, заглушенный дверьми... Разве дом этот - дом в самом деле? Разве _так_...
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 42. Размер: 42кб.
Часть текста: первой встрече с Блоком — певцом «Прекрасной дамы». «Десятого января 1904 года, — вспоминает А. Белый, — в морозный пылающий день раздается звонок: меня спрашивают; выхожу я я вижу: нарядная дама выходит из меха, высокий студент, сняв пальто, его вешает, стиснув в руке рукавицы молочного цвета, фуражка лежит. Блоки! Широкоплечий, прекрасно сидящий сюртук с тонкой талией, с воротником, подпирающим шею, высоким и синим, супруга поэта одета подчеркнуто чопорно; в воздухе — запах духов, молодая, веселая, очень изящная пара! Но... Но... Александр ли Блок, — юноша этот, с лицом, на котором без вспышек румянца горит розоватый обветр? Не то «Молодец» сказок, не то — очень статный военный. Но образ, который во мне возникал, был иной: роста малого, с бледно-болезненным, очень тяжелым лицом, с небольшими ногами, в одежде, не сшитой отлично, вперенный всегда в горизонт беспокоящий фосфором глаз; и — с зачесанными волосами; таким вставал Блок из раздумий... Разочарованье!» И позднее, приехав к Блоку в Шахматово, Белый воспринял его так же: «Александр Александрович, статный, высокий и широкогрудый, покрытый загаром, в белейшей рубахе, прошитой пурпуровыми лебедями, с кудрями, рыжевшими в солнце (без шапки), в больших сапогах, колыхаясь кистями расшитого пояса, — «молодец добрый» из сказок: не Блок!» Белый с досадой подбирает детали, характерные для житейской простоты Блока, столь не идущей к мистику, который кажется ему...

© 2000- NIV