Cлово "ИЗОРА, ИЗОРЫ, ИЗОРЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ИЗОРУ, ИЗОРОЙ

1. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 48.
2. Роза и крест
Входимость: 43.
3. Роза и крест. Дествие 3
Входимость: 39.
4. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 26.
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 14.
6. Роза и крест. К постановке в Художественном театре
Входимость: 13.
7. Роза и крест. Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти
Входимость: 7.
8. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 6.
9. Роза и крест. Дествие 2
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 48. Размер: 38кб.
Часть текста: роз, как дыханье Изоры... - Этим ли пальцам красивым сжимать Грубое древко копья? Нет, не на то я рожден! - Куда, говорят, в счастливом Аррасе Вежливей люди, обычаи тоньше и моды красивей! Там столы утопают В фиалках и розах! Там льется рекою Душистый кларет! Дамы знают науку учтивой любви! - Разве стал бы там старый ревнивец Нарушать веселье придворных? "Ревность - отсталое чувство", - Сказано, помнится, в книге латинской, Что отец мне из Рима привез... Смотрится в пруд. Эти нежные губы подобны Прихотливому луку Амура, Или - алым Изоры устам... Их мне прятать под маской железной! Этот розовый ноготь ломать Рукоятью железной меча! - Нет! Другие бы люди и моды, - Проводил бы я в розах с Изорой Не одну соловьиную ночь!.. СЦЕНА II Розовая заросль. Бертран (несет одежду жонглера) О, весна, как волнуешь ты кровь! О, любовь, ты тяжеле щита! - Спит странник старый... Не слышит он соловьев... Чт_о_ чернеет На кресте у него? - Роза! - Черная роза! Гаэтан (во сне) Моргана! Оставь! Не души! Бертран Гаэтан, проснись!...
2. Роза и крест
Входимость: 43. Размер: 31кб.
Часть текста: Сумерки. Бертран (глухо поет) "Всюду беда и утраты, Что тебя ждет впереди? Ставь же свой парус косматый, Меть свои крепкие латы Знаком креста на груди". Странная песня о море И о кресте, горящем над вьюгой... Смысла ее не постигнет Рыцаря разум простой. Голос мой глух и бессилен Темный напев передать. Всюду со мной неудача! Песни любимой Изоры Я не могу повторить... Яблони старый ствол, Расшатанный бурей февральской! Жадно ждешь ты весны... Теплый ветер дохнет, и нежной травою Зазеленеет замковый вал... Чем ты, старый, ответишь тогда Ручьям и птицам певучим? Лишь две-три бледно-розовых ветви протянешь В воздух, омытый дождями, Черный, бурей измученный ствол! Так и ты, несчастный Бертран, Урод, осмеянный всеми! - Начнутся пиры и турниры, Зазвенит охотничий рог, Вновь взволнует ей сердце жонглер Непонятною песнью о море... Чем ты, старый, ответишь весне? Лишь волненьем любви безнадежной? О, любовь, тяжела ты, как щит! Одно страданье несешь ты, Радости нет в тебе никакой! Что ж пророчит странная песня? "Сердцу закон непреложный - Радость - Страданье одно!" Как может страданье радостью быть? "Радость, о, Радость-Страданье, Боль неизведанных ран..." Алиса (в окне) Кто здесь поет и бормочет? Бертран Сторож замка. Алиса Ах, это вы, Рыцарь-Несчастие! Прошу вас, отойдите от окна! Моя госпожа нездорова, ее расстраивает ваше пенье. Бертран Я отойду. СЦЕНА II Переход в замке. Алиса Святой отец, как вы меня перепугали! Капеллан Я не хотел вас пугать, прекрасная дама. Алиса Вы, верно, ждете графа? Капеллан Нет, не ...
3. Роза и крест. Дествие 3
Входимость: 39. Размер: 23кб.
Часть текста: Граф К чему ты гнешь? Я сам об этом думал! Бертран Со мной жонглер приехал, ваша светлость, Он песни новые привез с собой... Граф Да ты развеселить нас всех задумал? Послушаем, охотник я до песен! Бертран Освободите юную графиню, Которая томится в башне... Граф Что? - Ты о моей супруге говоришь? Бертран Вы обещали... Граф Да, - и обещаний Я не беру назад. - С чего тебе взбрело Просить об этом? Бертран Первый день весенний, Вы знаете, он первый года день. Так пусть его не омрачает тень. СЦЕНА II Кухня замка. Поварята безобразничают. Повар Он, говорят, так и спит - с ключом от башни. С тех пор никому у нас нельзя громко слова сказать. Доктор А видел ты, что у него на голове? - Как у черта на картинке. Два месяца не стригся. Когда улыбается, скалит зубы по-собачьи. Никому не верит, кроме его преподобия. А между нами говоря, святой отец... Повар Потише, потише, здесь и у стен есть уши. - Да замолчите ли вы, сорванцы? - Ну, готово теперь, что еще? Доктор Теперь подсыпь немного ивовой коры... Капеллан (входит) Святители, какой пирог! Для кого же это? Повар Для ее светлости, графини Изоры. Капеллан Постой, постой... Что ты здесь толчешься, доктор? Доктор Немного salix alba... {Белой ивы (лат.).} от меланхолии... Капеллан Это - яд? Доктор Простое слабительное, ваше преподобие... Капеллан Дай-ка мне отведать. Алискан (входя) Ваше преподобие, я ищу вас всюду. Капеллан (жуя) Что вам от меня надо, молодой человек? Алискан Сегодня я встаю на ночную стражу... Незаметно сует повару записку. Записку в пирог, получишь червонец. Капеллан А приняли вы очистительную ванну? Алискан Принял, ваше преподобие. Капеллан А сколько времени вы постились? Алискан Два месяца, ваше преподобие. Капеллан Идите в капеллу, молодой человек: завтра за обедней мы посвятим вас в рыцари. Алискан Я готов. Повар Готово, ваше преподобие....
4. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 26. Размер: 17кб.
Часть текста: вокруг - те же хижины. Шесть месяцев зимы проходит в однообразии и скуке, остальное время в пирах, турнирах, охотах, празднествах, в которых принимают большое участие приезжие жонглеры и менестрели. В замке живет хозяин с семьей, двором, прихлебателями, челядью и т. д. Если он женат, - дети его воспитываются в другом таком же замке, готовясь к посвящению в рыцари. Совершенно таков же простой, давно установившийся, уклад жизни графа Арчимбаута, человека знатного родом; вероятно, в роду его были настоящие крестоносцы, и в его грубом облике, облике квадратном и тяжелом, как самый дом, в котором он живет, и в его речи, довольно широкой и высокопарной, когда он сохраняет самообладание, и рычащей, когда он его теряет, - сквозят все же аристократические черты. Живет он в то время, когда всякая мода на крестовые походы и на всякий героизм - прошла безвозвратно, и оттого жизнь его особенно однообразна. Привычные звуки этой жизни - собачий лай, лошадиное ржание, скрип цепей на мосту, дребезжание посуды на кухне; и голоса всех местных жителей - немножко похожи на все эти звуки. Лучи солнца ярки, трава зелена и жирна, розы красны и огромны - и все это только еще больше подчеркивает квадратность всего уклада, сонную животность его. Самый близкий к Арчимбауту человек - капеллан, потому что он все умеет пронюхать и обо всем донести, и вместе с тем, когда нужно, успокоить; доктор занимает довольно униженное положение, потому что все всегда в сущности здоровы и доктор содержится так, для штату. В одно из своих странствий Граф заехал в Пиренеи и попал в маленькое местечко, называвшееся "Толозанские Муки". Здесь пленила его дочь простой швеи Изора, и он, наскучив холостой жизнью, решил жениться на ней. Изора сразу не хотела выходить за Графа, уговорила ее мать, и сама она, будучи девушкой сметливой и далеко не трусливой, решила, что не стоит гнушаться графским титулом. Она переехала в замок и стала женой Арчимбаута; но ни взаимной...
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 14. Размер: 35кб.
Часть текста: этого стихотворения, жил под его знаком. Он тоже не верит в счастье, в его душе живет трагическая музыка долга, влекущая его сквозь все жизненные препятствия. Жизнь вокруг запутанна и тяжела, близкие Блоку люди бьются в ее тисках, в семейных неурядицах, в тщетных попытках "воплотиться" в творчестве. Мать поэта тяжело нервно больна. Жена мучится своей никак не складывающейся артистической карьерой. У В. А. Пяста - разлад с женой. Е. П. Иванов никак не может "найти себя". "Я плохой поэт, плохой еще более "артист"... - признается он любимой девушке. - Моя мечта, если хочешь, "тщеславнее" этого: я б хотел, я жажду оказаться принцем нездешнего царства. Заколдованный принц нездешнего царства, превращенный в лягушку..." Пяст, который воображал себя практиком, но никогда не мог выкарабкаться из житейских невзгод, открыл для себя новое утешение: сестра покойного Врубеля, Анна Александровна, посоветовала ему прочесть книгу Августа Стриндберга "Одинокий". Пораженный ею, Пяст делится своим открытием с Блоком, а тот потом даже "ревнует" его к шведскому писателю: "...Зачем Вы его открыли, а не я, - пишет он 29 мая 1911 года, - положительно думаю, что в нем теперь нахожу то, что ...

© 2000- NIV