Cлово "ОБРАЗ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ОБРАЗОМ, ОБРАЗОВ, ОБРАЗА, ОБРАЗЫ

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 21.
2. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 19.
3. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 18.
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 16.
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 11.
6. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 10.
7. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 10.
8. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 9.
9. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 9.
10. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 8.
11. Тимофеев Л.: Александр Блок. От автора
Входимость: 8.
12. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 8.
13. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 7.
14. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 7.
15. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 7.
16. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 3
Входимость: 6.
17. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 6.
18. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 6.
19. Песня судьбы
Входимость: 5.
20. Незнакомка
Входимость: 4.
21. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 4.
22. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 4.
23. Король на площади
Входимость: 4.
24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 4.
25. Роза и крест. Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти
Входимость: 4.
26. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 4.
27. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 4.
28. Возмездие
Входимость: 4.
29. Последние дни императорской власти (часть 2)
Входимость: 3.
30. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Поэма и Её поэт
Входимость: 3.
31. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 3.
32. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 3.
33. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 3.
34. Роза и крест. Дествие 3
Входимость: 3.
35. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 3.
36. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VIII. Блок в 1917 году
Входимость: 2.
37. * * * (Там в полусумраке собора)
Входимость: 2.
38. * * * (В болезни сердца мыслю о Тебе:)
Входимость: 2.
39. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 2.
40. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Жилище
Входимость: 2.
41. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Предки
Входимость: 2.
42. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 2.
43. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 3
Входимость: 2.
44. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 2.
45. Балаганчик
Входимость: 2.
46. Последние дни императорской власти
Входимость: 2.
47. Все стихотворения
Входимость: 2.
48. Поэма (старый розовый куст)
Входимость: 2.
49. * * * (Твой образ чудится невольно)
Входимость: 2.
50. * * * (Сегодня образ твой чудесен)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 21. Размер: 101кб.
Часть текста: Л.: Александр Блок Глава VI. Блок между первой революцией и войной Глава VI. Блок между первой революцией и войной Революция была разбита. Наступила реакция. «Поражение революции 1905 года породило распад и разложение в среде попутчиков революции. Особенно усилились разложение и упадочничество в среде интеллигенции. Попутчики, пришедшие в ряды революции из буржуазной среды в период бурного подъема революции, отошли от партии в дни реакции. Часть их ушла в лагерь открытых врагов революции, часть засела в уцелевших легальных обществах рабочего класса и старалась свернуть пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа...
2. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 19. Размер: 42кб.
Часть текста: «Десятого января 1904 года, — вспоминает А. Белый, — в морозный пылающий день раздается звонок: меня спрашивают; выхожу я я вижу: нарядная дама выходит из меха, высокий студент, сняв пальто, его вешает, стиснув в руке рукавицы молочного цвета, фуражка лежит. Блоки! Широкоплечий, прекрасно сидящий сюртук с тонкой талией, с воротником, подпирающим шею, высоким и синим, супруга поэта одета подчеркнуто чопорно; в воздухе — запах духов, молодая, веселая, очень изящная пара! Но... Но... Александр ли Блок, — юноша этот, с лицом, на котором без вспышек румянца горит розоватый обветр? Не то «Молодец» сказок, не то — очень статный военный. Но образ, который во мне возникал, был иной: роста малого, с бледно-болезненным, очень тяжелым лицом, с небольшими ногами, в одежде, не сшитой отлично, вперенный всегда в горизонт беспокоящий фосфором глаз; и — с зачесанными волосами; таким вставал Блок из раздумий... Разочарованье!» И позднее, приехав к Блоку в Шахматово, Белый воспринял его так же: «Александр Александрович, статный, высокий и широкогрудый, покрытый загаром, в белейшей рубахе, прошитой пурпуровыми лебедями, с кудрями, рыжевшими в солнце (без шапки), в больших сапогах, колыхаясь кистями расшитого пояса, — «молодец добрый» из сказок: не Блок!» Белый с досадой подбирает детали, характерные для житейской простоты Блока, столь не идущей к мистику, который кажется ему «псевдонимом того, кто привык, сидя вечером на обомшелом бревне с синеватым ...
3. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 18. Размер: 47кб.
Часть текста: них поэта. Затянут в бездну гибели сердечной, Я — равнодушный серый нелюдим... Толпа кричит — я хладен бесконечно, Толпа зовет — я нем и недвижим. (23 февраля 1899 года) Этот индивидуализм имеет мрачный, упадочный характер: Я стар душой. Какой-то жребий черный — Мой долгий путь. Тяжелый сон, проклятый и упорный, Мне душит грудь. (6 июня 1899 года). Или: Каждый вечер, лишь только погаснет заря, Я прощаюсь, желанием смерти горя, И опять, на рассвете холодного дня, Жизнь охватит меня и измучит меня! (3 декабря 1899 года) Одиночество — настойчиво повторяющаяся тема стихотворений этого периода: Не доверяй своих дорог Толпе ласкателей несметной: Они сломают твой чертог, Погасят жертвенник заветный. Все духом сильные одни Толпы нестройной убегают, Одни на холмах жгут огни. Завесы мрака разрывают. (25 июня 1900 года) Этот мрачный индивидуализм подчеркивается еще и тем, что лирический образ поэта рисуется Блоком в обстановке совершенно необычайной, далекой от обыденной действительности, на фоне очень скупо обозначенной природы. В стихотворениях нет ни реальных жизненных ситуаций, ни встреч с людьми; перед читателем — какой-то туманный и неясный, холодный и чуждый мир, скорее луна, чем земля. Душа молчит. В холодном небе Все те же звезды ей горят. Кругом о злате иль о хлебе Народы шумные кричат... Она молчит, — и внемлет крикам, И зрит далекие миры, Но в одиночестве двуликом...
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 16. Размер: 33кб.
Часть текста: Как звучно это слово! Какая власть, какая сила в нем! Ах! Я боюсь, спокойствия былого Мы без тебя в отчизну не вернем. Прекрасен клич восставшего народа, Волнуют грудь великие дела, Но без тебя и самая свобода Запуганному сердцу не мила. О «типичности» переживаний, выраженных в этом стихотворении, свидетельствует следующая параллель к нему из журнала отнюдь не сатирического — из «Русской мысли». «Власть ведь никогда не есть власть министерства... Конкретно власть министерства есть физическая сила городового, который может схватить за шиворот всякого, не подчиняющегося приказу... Принято видеть проявление революционного брожения во всех явлениях вроде погромов, бесчинств солдат и матросов, захватов помещичьей земли, грабежей и т. д. Но это, конечно, не есть революция, а есть результат отсутствия полиции...» Мережковские, от близости с которыми Блок не мог окончательно отказаться, объединились с террористом Савинковым, организовав вместе с ним газету. Активнейшая деятельница белой эмиграции З. Гиппиус вспоминала о разговоре с Блоком по телефону 15 октября 1917 года (до бегства ее за границу): «Блок говорит... «Война не может длиться. Нужен мир». — «Как мир — сепаративный? Теперь с немцами мир?.. Уж вы, пожалуй, не с большевиками ли?», а Блок, который никогда не врал, отвечает: «Да, если хотите, — я скорее с большевиками, они требуют мира». Трудно было выдержать: «А Россия? Россия? Вы с большевиками и забыли Россию, а Россия страдает». — «Ну, она не очень-то страдает...» У меня дух перехватило...». Этот разговор показывает, что, несмотря на свою растерянность, Блок не терял своего революционного чутья даже в период упадка, который он испытывал осенью 1917 года. События развивались, «... дни и часы существования Временного правительства...
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 11. Размер: 35кб.
Часть текста: никак не складывающейся артистической карьерой. У В. А. Пяста - разлад с женой. Е. П. Иванов никак не может "найти себя". "Я плохой поэт, плохой еще более "артист"... - признается он любимой девушке. - Моя мечта, если хочешь, "тщеславнее" этого: я б хотел, я жажду оказаться принцем нездешнего царства. Заколдованный принц нездешнего царства, превращенный в лягушку..." Пяст, который воображал себя практиком, но никогда не мог выкарабкаться из житейских невзгод, открыл для себя новое утешение: сестра покойного Врубеля, Анна Александровна, посоветовала ему прочесть книгу Августа Стриндберга "Одинокий". Пораженный ею, Пяст делится своим открытием с Блоком, а тот потом даже "ревнует" его к шведскому писателю: "...Зачем Вы его открыли, а не я, - пишет он 29 мая 1911 года, - положительно думаю, что в нем теперь нахожу то, что когда-то находил для себя в Шекспире". Его привлекает в Стриндберге мужество, с которым тот противостоит всем несчастьям, хотя и усматривает в них не стечение случайностей, а чью-то злобную преследующую волю. Интерес к науке сочетается у него с мрачной убежденностью в существовании демонических сил, забавляющихся человеческими страданиями. Он "разделяет мнение мистика Сведенборга: земля - "это ад, темница, воздвигнутая высшим разумом, в которой я не могу сделать ни шагу, не нарушив счастья других, и где другие не могут оставаться счастливыми, не причиняя мне зла". Снова, как на заре юношеских увлечений поэта Соловьевым, Блок и его мать всюду видят "знаки" и предвещанья. Только на...

© 2000- NIV