Cлово "ПОЭМА"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ПОЭМЫ, ПОЭМЕ, ПОЭМУ, ПОЭМОЙ

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 36.
2. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Поэма и Её поэт
Входимость: 33.
3. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 32.
4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 29.
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 27.
6. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 15.
7. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 13.
8. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 10.
9. Возмездие
Входимость: 10.
10. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 9.
11. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 8.
12. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава II. Семья Блока
Входимость: 5.
13. Поэмы и циклы стихов
Входимость: 4.
14. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 3.
15. Андрей Турков. Александр Блок. Краткая библиография
Входимость: 3.
16. Все стихотворения
Входимость: 3.
17. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 3.
18. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 3.
19. Разные стихотворения. 1897 - 1903гг.
Входимость: 3.
20. Поэма (старый розовый куст)
Входимость: 2.
21. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 2.
22. Поэма философская
Входимость: 2.
23. Король на площади
Входимость: 2.
24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 2.
25. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 2.
26. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 2.
27. Последняя часть философской поэмы
Входимость: 2.
28. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 2.
29. Песня судьбы
Входимость: 2.
30. Действо о Теофиле
Входимость: 1.
31. Двенадцать
Входимость: 1.
32. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 1.
33. Незнакомка
Входимость: 1.
34. Балаганчик
Входимость: 1.
35. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Шахматово
Входимость: 1.
36. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 1.
37. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Предки
Входимость: 1.
38. Фокин Павел: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент)
Входимость: 1.
39. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 3
Входимость: 1.
40. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 1.
41. Спектакли по творчеству Блока
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 36. Размер: 33кб.
Часть текста: Прекрасен клич восставшего народа, Волнуют грудь великие дела, Но без тебя и самая свобода Запуганному сердцу не мила. О «типичности» переживаний, выраженных в этом стихотворении, свидетельствует следующая параллель к нему из журнала отнюдь не сатирического — из «Русской мысли». «Власть ведь никогда не есть власть министерства... Конкретно власть министерства есть физическая сила городового, который может схватить за шиворот всякого, не подчиняющегося приказу... Принято видеть проявление революционного брожения во всех явлениях вроде погромов, бесчинств солдат и матросов, захватов помещичьей земли, грабежей и т. д. Но это, конечно, не есть революция, а есть результат отсутствия полиции...» Мережковские, от близости с которыми Блок не мог окончательно отказаться, объединились с террористом Савинковым, организовав вместе с ним газету. Активнейшая деятельница белой эмиграции З. Гиппиус вспоминала о разговоре с Блоком по телефону 15 октября 1917 года (до бегства ее за границу): «Блок говорит... «Война не может длиться. Нужен мир». — «Как мир — сепаративный? Теперь с немцами мир?.. Уж вы, пожалуй, не с большевиками ли?», а Блок, который никогда не врал, отвечает: «Да, если хотите, — я скорее с большевиками, они требуют мира». Трудно было выдержать: «А Россия? Россия? Вы с большевиками и забыли Россию, а Россия страдает». — «Ну, она не очень-то страдает...» У меня дух перехватило...». Этот разговор показывает, что, несмотря на свою растерянность, Блок не терял своего революционного чутья даже в период упадка,...
2. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Поэма и Её поэт
Входимость: 33. Размер: 15кб.
Часть текста: и Её поэт Блок без глянца Поэма и Её поэт И как не умереть поэту, Когда поэма удалась! М. Цветаева Спустя девяносто лет что осталось от Русской Революции? Политическая система? Государственный строй? Экономический фундамент? Социальная структура? Идеология? Решение национального вопроса? В реальности – ничего! А была ли революция? И, вообще, что было? Эти вопросы повисли бы в густой пелене документов и исследований, потонули в немом гвалте свидетельств и сообщений, растворились в безнадежном хаосе оценок и мнений, если бы в январе 1918 года Александр Блок не  записал Поэму «Двенадцать». От Русской Революции осталась Поэма Блока, как от Троянской войны осталась Поэма Гомера, от гибели античного мира – «Апокалипсис», от борьбы гвельфов с гибеллинами – «Божественная комедия». Поэма не есть жанр литературы. Все, что в литературе называется «поэмой», – по сути только большое стихотворение с более или менее развитым сюжетом. Истинная поэма, Поэма – это некий первородный смысл, явленный в образе кристальной ясности и ослепительного совершенства. Поэма истинная, а не литературная – это Откровение, явление Бога Человеку. Художник тогда утрачивает свою историческую, социальную, личностную индивидуальность, пол, возраст, национальность, становясь в это время (или, может быть, как раз выпадая в этот момент из времени) тем абсолютным Человеком, первочеловеком, который некогда был создан по Образу и Подобию,...
3. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 32. Размер: 43кб.
Часть текста: Едва ли они удержатся на благословенной [Руси? нрзб.]. Конечно, большинство людей - проклятые паники [в смысле: паникеры?], звери и сволочи. Боятся мира, трепещут за нажитое [нрзб.; может быть, и "нажиток" и "подпитки"] и готовы их защищать до последней капли чужой крови... На улицах тепло и весело. Дух хороший. 27 (пятница). Действительно, всё в их руках, но все от них отступились, и они одиноки ужасно. Власти им не удержать, в городе паника. Противны буржуи и интеллигенты, все припишут себе, а их даже не повесят. Идет Керенский, Корнилов, Каледин, чуть ли не Савинков... Опять не исполнится надежда простых, милых, молодых солдатских и рабочих лиц. 28 (суббота). Демократические (то есть кадетские, правоэсеровские и меньшевистские. - А. Т.) газеты призывают к гражданской войне. Какая сволочь. Сплошная истерика". Подобные свидетельства помогают понять, что переход Блока на сторону новой власти не таил в себе никаких расчетов, ни даже увлеченности мощью победителя. Поэт встал под знамя борцов за новый мир в такое время, когда исход борьбы в их пользу не только не был предрешен, но казался многим "трезвым наблюдателям" абсолютно исключенным. Современники вспоминают, что в это время Блок много говорил...
4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 29. Размер: 43кб.
Часть текста: могли простить ему жестокого отношения к жене. Все это отгородило ребенка от отца, хотя видеться им и не препятствовали. В августе 1903 года Блок получил, по его словам, "до _последней_ степени отвратительное" письмо от отца, обиженного тем, что сын не пригласил его на свадьбу. В последний приезд отца в Петербург Блок томился при одной мысли о необходимости видеться с ним: "Господи, как с ним скучно и ничего нет общего". Даже узнав о безнадежном состоянии больного, он не сразу решился ехать: "М[ожет] б[ыть], ведь, это и вовсе неприятно ему? С другой стороны, если я приеду, он уж несомненно поймет, что умирает..." В дороге его охватили тяжелые мысли - но тоже скорее не от тревоги за отца (хотя первая зародившаяся здесь строчка из будущей поэмы говорит о ней), а от навеянного этой близящейся смертью размышления об итогах собственной жизни: "Все, что я мог, у убогой жизни взял, взять больше у неба - не хватило сил". Мрачное одиночество в вагоне было под стать стихам Анненского, поэта, у которого Блок вообще находил очень много близкого себе. Разве это вагоны тянутся? Влачатся тяжкие гробы, Скрипя и лязгая цепями. Разве это кондуктор мелькнул мимо? ...с разбитым фонарем, Наполовину притушенным, Среди кошмара дум и дрем Проходит Полночь по вагонам. Блок уехал, еще не зная, что в этот же день Иннокентий Анненский умер на вокзале от разрыва сердца, Весть об этом нагнала его уже в Варшаве, у гроба отца. "Из всего, что я здесь вижу, - писал Блок матери 4 декабря 1909 года, - и через посредство десятков людей, с которыми непрестанно разговариваю, для меня выясняется внутреннее обличье отца - во многом совсем по-новому. Все свидетельствует о благородстве и высоте его духа, о каком-то необыкновенном одиночестве и исключительной крупности натуры"....
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 27. Размер: 62кб.
Часть текста: действительность в представлении левых эсеров, которые некоторое время после революции сотрудничали с большевиками. Блок, друживший в эту пору с одним из видных левоэсеровских литераторов, Ивановым-Разумником, печатался в газете этой партии "Знамя труда", где были, в частности, опубликованы и "Двенадцать", и "Интеллигенция и революция", и "Скифы". События революции были так же многообразны, пестры и зачастую противоречивы, как и суждения о ней и ее будущем, раздававшиеся вокруг Блока. Не удивительно, что и поэт, не отличавшийся ясностью политических взглядов, зачастую на основании всего этого создавал свои собственные, довольно фантастические во многом концепции, где тонкая интуиция соседствовала с представлениями, заимствованными из самых разных источников. "Скифы" - одно из таких произведений. В прошлом некоторые значительные из русских писателей и мыслителей, связанных с консервативным лагерем, считали исторической миссией России - противостоять "разрушительным" революционным тенденциям Западной Европы. Об этом писал Ф. И. Тютчев в "России и революции" {Впрочем, отношение Тютчева к революции было сложным. См. об этом прекрасную статью Л. К. Долгополова "Тютчев и Блок" ("Русская литература", 1967, Ќ 2).}. В свою очередь, и философ К. Леонтьев видел в верности "византийским" началам царизма залог выполнения того же исторического предначертания: "...Под его (византизма. - А. Т.) знаменем, если мы будем ему верны, мы, конечно, будем в силах выдержать натиск и целой интернациональной Европы, если бы она, разрушивши у себя все благородное, осмелилась когда-нибудь и нам предписать гниль и смрад своих новых законов о мелком земном всеблаженстве, о земной радикальной всепошлости!" Для К. Леонтьева процесс демократизации пагубен для человечества, ведет к опошлению человеческой личности и к концу человеческой истории, самые блестящие периоды которой философ связывал с резким кастовым разделением общества и сильной, пусть даже...

© 2000- NIV