Cлово "СЛОВО"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: СЛОВА, СЛОВАМ, СЛОВОМ, СЛОВАХ

1. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 36.
2. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 19.
3. Песня судьбы
Входимость: 19.
4. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 17.
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 14.
6. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 13.
7. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 13.
8. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 12.
9. О любви, поэзии и государственной службе
Входимость: 12.
10. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Молчаливый собеседник
Входимость: 12.
11. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 11.
12. Последние дни императорской власти (часть 2)
Входимость: 11.
13. Возмездие
Входимость: 11.
14. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 11.
15. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Декламатор
Входимость: 10.
16. Последние дни императорской власти
Входимость: 10.
17. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 9.
18. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 8.
19. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 8.
20. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 8.
21. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 8.
22. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 7.
23. Незнакомка
Входимость: 7.
24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 7.
25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 3
Входимость: 7.
26. Действо о Теофиле
Входимость: 6.
27. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 6.
28. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 6.
29. Роза и крест. Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти
Входимость: 6.
30. Король на площади
Входимость: 5.
31. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 5.
32. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 5.
33. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 5.
34. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 5.
35. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 4.
36. Роза и крест
Входимость: 4.
37. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 4.
38. Все стихотворения
Входимость: 4.
39. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 4.
40. Рамзес
Входимость: 4.
41. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Поэма и Её поэт
Входимость: 4.
42. Роза и крест. Дествие 2
Входимость: 3.
43. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 3.
44. Тимофеев Л.: Александр Блок. От автора
Входимость: 3.
45. Балаганчик
Входимость: 3.
46. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 3.
47. За гробом
Входимость: 3.
48. * * * (Как старинной легенды слова)
Входимость: 3.
49. Ответ
Входимость: 3.
50. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 3
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 36. Размер: 79кб.
Часть текста: Соловьева, подавал ей, и вдруг это уж не стихи, а мелкая немецкая книга - и я ошибся. А она все протягивала руки, и занялось сердце. И в эту секунду, на грани ясновиденья, я, конечно, проснулся 1902 * * * Стихи - это молитвы. Сначала вдохновенный поэт-апостол слагает ее в божественном экстазе. И все, чему он слагает ее, - в том кроется его настоящий бог. Диавол уносит его - и в нем находит он опрокинутого, искалеченного, - но все милее, - бога. А если так, есть бог и во всем тем более - не в одном небе бездонном, а и в "весенней неге" и в "женской любви". Потом чуткий читатель. Вот он схватил жадным сердцем неведомо полные для него строки, и в этом уже и он празднует своего бога. Вот таковы стихи. Таково истинное вдохновение. Об него, как об веру, о "факт веры", как таковой, "разбиваются волны всякого скептицизма". Еще, значит, и в стихах видим подтверждение (едва ли нужное) витания среди нас того незыблемого Бога, Рока, Духа... кого жалким, бессмысленным и глубоко звериным воем встретили французские революционеры, а гораздо позже и наши шестидесятники. Рече безумец в сердце своем: несть бог". __________ В минуту смятенья и борьбы лжи и правды (всегда борются бог и диавол - и тут они же борются) взошли новые цветы - цветы символизма, всех веков, стран и народов. Заглушенная криками богохульников, старая сила почуяла и послышала, как воспрянул ее бог, - и откликнулась ему. К одному вечному, незыблемому камню бога подвалился и еще такой камень - "в предвестие, иль в помощь, иль в награду". Это была новая поэзия в частности и новое искусство вообще. К воздвиженью мысли, ума присоединилось воздвиженье чувства, души. И все было в боге. Есть люди, с которыми нужно и можно говорить только о простом и "логическом",...
2. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 19. Размер: 101кб.
Часть текста: в лагерь открытых врагов революции, часть засела в уцелевших легальных обществах рабочего класса и старалась свернуть пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность,...
3. Песня судьбы
Входимость: 19. Размер: 102кб.
Часть текста: молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на закате и бьет тебе в глаза: а ты все спишь, все видишь сны. Герман Все белое, Елена. И ты вся в белом... А как сияли перья на груди и на крыльях... Елена Проснись, милый, мне тревожно, мне тоскливо. К нам принесли больного... Герман (просыпается) Ты говоришь - больного? Странно, отчего к нам? Ведь здесь никто не ходит, дорога упирается прямо в наши ворота... Елена Он совсем больной, какой-то прозрачный, ничего не говорит... только посмотрел на меня большими, грустными глазами. Мне...
4. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 17. Размер: 95кб.
Часть текста: ответственном министерстве уже были, Дубенский предполагает, что произошло нечто, и царь вызвал Алексеева. Царь уехал с тем, чтобы вернуться I марта. В четверг, 23 февраля, в Петербурге начались волнения. В равных частях города народ собирался с криками "хлеба". Появились красные знамена с революционными надписями. Бастовало от 43 до 5о предприятий, т.-е. от 78.500 до 87.500 рабочих. За порядком следила еще полиция, но вызывались уже и воинские наряды. Протопопов просил Хабалова выпустить воззвание к населению о том, что хлеба хватит. Хабалов пригласил пекарей и сказал им, что волнения вызваны не столько недостатком хлеба; сколько провокацией, последний вывод он сделал из донесения охранного отделения об аресте рабочей группы. Запасы города и уполномоченного достигали 500.000 пудов ржаной и пшеничной муки, чего, при желательном отпуске в 40.000 пудов, хватило бы дней на 10-12. Хабалов потребовал от Вейса, чтобы он увеличил отпуск муки. Вейс возражал, что надо быть осторожным, и доложил, что лично видел достаточные запасы муки в пяти лавках на Сампсониевском проспекте. Генерал для поручений Перцов, посланный Хабаловым, доложил, что и в лавках на Гороховой мука есть. В заседании Государственной Думы из членов правительства присутствовали Риттих и Рейн. Впервые появился депутат Марков 2-й. Происходили прения по продовольственному вопросу, председатель огласил письмо Рейна о снятии им законопроекта об образовании ведомства государственного здравоохранения. Социал-демократы и трудовики внесли запрос о расчете рабочих на некоторых заводах. День в Могилеве прошел спокойно. В пятницу, 24 февраля, появилось объявление Хабалова: "За последние дни отпуск муки в пекарни для выпечки хлеба в Петрограде производится в том же количестве, как и прежде. Недостатка хлеба в продаже не должно быть. Если же в некоторых лавках хлеба, иным, не хватило, то потому, что многие, опасаясь недостатка хлеба, покупали его в запас на сухари. Ржаная мука имеется в Петрограде в...
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 14. Размер: 48кб.
Часть текста: с Андреем Белым. Любовь Дмитриевна, наконец, решилась на разрыв с Белым, но медлила посвящать его в свое решение, под всякими предлогами удерживала его от поездок в Петербург и этой своей жестокостью, по собственному признанию, доводила Белого "до эксцессов". Теряясь в догадках о причинах ее "загадочного" поведения, Белый решил, что Блок удерживает жену от ухода с ним, уговаривает остаться, разжалобливает. Некогда Блок наивно написал ему, передавая свои тревожные и неясные настроения 1905 года, желание слиться с обликом родной земли: "...Я превращусь в осенний куст золотой, одетый сеткой дождя на лесной поляне. Ветер повеет, и колючие мои руки запляшут свободно". Припомнив это, Белый решил, как рассказывает он об этом в мемуарах; "...с придорожным кустом не теряют слов; проходят мимо; коли зацепит - отломят ветвь". В состоянии крайней взвинченности Белый пишет рассказ "Куст", который печатается в журнале "Золотое руно" (Ќ 7-8-9 за 1906 г.). В известной мере его можно рассматривать как развитие некоторых личных тем, намеченных еще в статье "Луг зеленый" (1905). Но в ней образ гоголевской красавицы Катерины (из "Страшной мести"), находящейся под страшной властью колдуна, прямо расшифровывается как образ России. И только смутно, немногим, если не двоим, брезжил там иной смысл, полностью раскрывшийся в "Кусте". "Россия, проснись... Верни себе Душу, над которой надмевается чудовище в огненном жупане..." - взывал Белый в "Луге зеленом". Та же тональность звучит и в письме его к Л. Д. Блок, о котором рассказано в дневнике М. А. Бекетовой: "Он умоляет Любу спасти Россию и его..." Если в "Луге зеленом" верх брала общественная, пусть неверная, отдающая наивным славянофильством тенденция, то "Куст" сугубо субъективен и, несмотря на все дальнейшие попытки Белого доказать (вернее,...

© 2000- NIV