Cлово "ТОЛПА"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ТОЛПЕ, ТОЛПЫ, ТОЛПОЙ, ТОЛПОЮ

1. Король на площади
Входимость: 55.
2. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 35.
3. Песня судьбы
Входимость: 25.
4. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 10.
5. Возмездие
Входимость: 9.
6. Рамзес
Входимость: 8.
7. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 5.
8. О любви, поэзии и государственной службе
Входимость: 5.
9. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 5.
10. * * * (Когда толпа вокруг кумирам рукоплещет)
Входимость: 4.
11. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 4.
12. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 4.
13. * * * (В высь изверженные дымы...)
Входимость: 3.
14. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 3.
15. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 3.
16. Ее прибытие
Входимость: 2.
17. Забывшие тебя
Входимость: 2.
18. * * * (Цыгане шумною толпой)
Входимость: 2.
19. Испанке
Входимость: 2.
20. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 2.
21. Все стихотворения
Входимость: 2.
22. * * * (Смейся, паяц, но плакать не смей)
Входимость: 2.
23. О смерти
Входимость: 2.
24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 2.
25. Джордж Гордон Байрон. Стихотворения
Входимость: 2.
26. Митинг ("Он говорил умно и резко...")
Входимость: 2.
27. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Увлечения, пристрастия, привычки
Входимость: 2.
28. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Декламатор
Входимость: 1.
29. * * * (Прозрачные неведомые тени)
Входимость: 1.
30. * * * (Мне снилась смерть любимого созданья)
Входимость: 1.
31. * * * (Люблю высокие соборы)
Входимость: 1.
32. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 1.
33. * * * (Над синевой просторной дали)
Входимость: 1.
34. * * * (Искусство - ноша на плечах...)
Входимость: 1.
35. На вечере в честь Л. Толстого
Входимость: 1.
36. Трагедия в одном действии
Входимость: 1.
37. * * * (Тяжелый занавес упал)
Входимость: 1.
38. * * * (То отголосок юных дней)
Входимость: 1.
39. Легенда ("Господь, ты слышишь? Господь, простишь ли?..")
Входимость: 1.
40. Клеопатра ("Открыт паноптикум печальный...")
Входимость: 1.
41. * * * (Кругом далекая равнина)
Входимость: 1.
42. * * * (Я был смущенный и веселый...)
Входимость: 1.
43. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 1.
44. Жизнь моего приятеля
Входимость: 1.
45. Пожар ("Понеслись, блеснули в очи...")
Входимость: 1.
46. * * * (Пусть светит месяц - ночь темна)
Входимость: 1.
47. Невидимка ("Веселье в ночном кабаке...")
Входимость: 1.
48. * * * (Пророк земли - венец творенья)
Входимость: 1.
49. * * * (Моей матери)
Входимость: 1.
50. * * * (В кабаках, в переулках, в извивах...)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Король на площади
Входимость: 55. Размер: 58кб.
Часть текста: шныряют в городской пыли. ПРОЛОГ Городская площадь. Задний план занят белым фасадом дворца с высокой и широкой террасой; на массивном троне - гигантский Король. Корона покрывает зеленые, древние кудри, струящиеся над спокойным лицом, изборожденным глубокими морщинами. Тонкие руки лежат на ручках трона. Вся поза - величавая. В самом низу - у рампы - под высоким парапетом набережной - скамья; к ней с двух сторон спускаются лестницы. Скамья на берегу моря, которое узкой полосой подходит издали, слева огибая мыс с площадью и дворцом, и сливается с оркестром и театром, так что сцена представляет из себя только остров - случайный приют для действующих лиц. Солнце не взошло еще. Почти в полном мраке Шут, в качестве Пролога, подплывает с моря, привязывает свою лодку у берега, вынимает из нее удочку и узелок и садится на скамью. Шут Еще и солнцу лень светиться, А я - на берегу. Светила могут не трудиться, А я вот - не могу. Но я без них нашел дорогу И вот, приплыл сюда, Чтоб здравостью своей немного Смягчить вас, господа. Вот здесь - дворец на темном фоне, И на террасе - трон. Король, как видите, в короне, И стар и удручен. Перед дворцом гуляет всякий, Кто хочет отдохнуть. Лишь демократу и собаке Здесь не показан путь. Здесь - чистой публике дорога, Здесь для нее - скамья. И только на правах Пролога На ней присел и я. Передо мной - в оркестре - море, Волна его темна, Но если солнце встанет вскоре, Увижу все до дна. Мой долг был - только вас понудить Взглянуть на этот вид. А рыбу в мутных водах _у_дить Мне здравый смысл велит. Шут садится верхом на рампу и закидывает удочку в оркестр. Во время действия его большею частью не видно ...
2. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 35. Размер: 95кб.
Часть текста: императрицу в эти тревожные дни. Вчера прибывщий из Ялты генерал Спиридович говорил, что слухи идут о намерении убить Вырубову и даже Александру Федоровну, что ничего не делается, дабы изменить настроение в царской семье, и эти слова верны". Разговоры об ответственном министерстве уже были, Дубенский предполагает, что произошло нечто, и царь вызвал Алексеева. Царь уехал с тем, чтобы вернуться I марта. В четверг, 23 февраля, в Петербурге начались волнения. В равных частях города народ собирался с криками "хлеба". Появились красные знамена с революционными надписями. Бастовало от 43 до 5о предприятий, т.-е. от 78.500 до 87.500 рабочих. За порядком следила еще полиция, но вызывались уже и воинские наряды. Протопопов просил Хабалова выпустить воззвание к населению о том, что хлеба хватит. Хабалов пригласил пекарей и сказал им, что волнения вызваны не столько недостатком хлеба; сколько провокацией, последний вывод он сделал из донесения охранного отделения об аресте рабочей группы. Запасы города и уполномоченного...
3. Песня судьбы
Входимость: 25. Размер: 102кб.
Часть текста: - Русь! Чего же ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами? - Что пророчит сей необъятный простор? Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему? Гоголь ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Герман. Елена, жена Германа. Мать Германа. Друг Германа. Монах. Фаина. Спутник Фаины. Коробейник. Толпа. ПЕРВАЯ КАРТИНА Северный апрель - Вербная Суббота. На холме - белый дом Германа, окруженный молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на закате и бьет тебе в глаза: а ты все спишь, все видишь сны. Герман Все белое, Елена. И ты вся в...
4. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 10. Размер: 76кб.
Часть текста: разбираться в существующем хаосе и принимать те или другие меры и решения, подсказываемые мне с разных сторон.-Ты должен понимать, что я, как и все болящие душой за все происходящее, часто задавал себе вопрос: что бы я сделал на Твоем месте; и вот я хочу Тебе передать то, что мне подсказывает душа, которая, я убежден, говорит верно. Мы переживаем самый опасный момент в истории России: вопрос стоит, быть ли России великим государством, свободным и способным самостоятельно развиваться и рости, или подчиниться германскому безбожному кулаку,-все это чувствуют: кто разумом, кто сердцем, кто душою, и вот причина, почему все, за исключением трусов и врагов своей родины, отдают свои жизни и все достояние для достижения этой цели.-И вот, в это святое время, когда мы все, так сказать, держим испытание на звание человека, в его высшем понимании, как христианина, какие то силы внутри России ведут Тебя и, следовательно, Россию к неминуемой гибели.-Я говорю: Тебя и Россию, вполне сознательно, так как Россия без царя существовать не может, но нужно помнить, что царь один править таким государством, как Россия, не может: это надо раз навсегда себе усвоить и, следовательно, существование министерства с одной головой и палат совершенно необходимо; я говорю: палат, потому что существующие механизмы далеко несовершенны и не ответственны, а они должны быть таковыми и нести перед народом всю тяжесть ответственности; немыслимо существующее положение, когда вся ответственность лежит на Тебе и на Тебе одном. Чего хочет народ и общество? Очень немногого-власть (я не говорю избитые, ничего незначащие слова: твердую или крепкую власть, потому что слабая власть это не власть) разумную, идущую на встречу нуждам народным, и возможность жить свободно и давать жить свободно другим. Разумная власть...
5. Возмездие
Входимость: 9. Размер: 57кб.
Часть текста: окрашены слишком неизгладимо, так что каждая цифра кажется написанной кровью; мы и не можем забыть этих цифр; они написаны на наших собственных лицах. Поэма "Возмездие" была задумана в 1910 году и в главных чертах была набросана в 1911 году. Что это были за годы? 1910 год - это смерть Коммиссаржевской, смерть Врубеля и смерть Толстого. С Коммиссаржевской умерла лирическая нота на сцене; с Врубелем - громадный личный мир художника, безумное упорство, ненасытность исканий - вплоть до помешательства. С Толстым умерла человеческая нежность - мудрая человечность. Далее, 1910 год - это кризис символизма, о котором тогда очень много писали и говорили, как в лагере символистов, так и в противоположном. В этом году явственно дали о себе знать направления, которые встали во враждебную позицию и к символизму, и друг к другу: акмеизм, эгофутуризм и первые начатки футуризма. Лозунгом первого из этих направлений был человек - но какой-то уже другой человек, вовсе без человечности, какой-то "первозданный" Адам. Зима 1911 года была исполнена глубокого внутреннего мужественного напряжения и трепета. Я помню ночные разговоры, из которых впервые вырастало сознание нераздельности и неслиянности искусства, жизни и политики. Мысль, которую, по-видимому, будили сильные толчки извне, одновременно стучалась во все эти двери, не удовлетворяясь более слиянием всего воедино, что было легко и возможно в истинном мистическом сумраке годов, предшествовавших первой революции, а также - в неистинном мистическом похмелье, которое наступило вслед за нею. Именно мужественное веянье преобладало: трагическое сознание неслиянности и нераздельности всего - противоречий непримиримых и требовавших примирения. Ясно стал слышен северный жесткий голос...

© 2000- NIV