Cлово "ПЕРВЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ПЕРВЫХ, ПЕРВАЯ, ПЕРВОЙ, ПЕРВЫЕ

1. Король на площади
Входимость: 48. Размер: 58кб.
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 30. Размер: 62кб.
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 16. Размер: 79кб.
4. Балаганчик
Входимость: 14. Размер: 23кб.
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 14. Размер: 42кб.
6. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 14. Размер: 55кб.
7. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 14. Размер: 42кб.
8. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 13. Размер: 101кб.
9. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 13. Размер: 76кб.
10. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 12. Размер: 37кб.
11. Возмездие
Входимость: 11. Размер: 57кб.
12. Незнакомка
Входимость: 10. Размер: 48кб.
13. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 10. Размер: 38кб.
14. Песня судьбы
Входимость: 10. Размер: 102кб.
15. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 9. Размер: 43кб.
16. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 9. Размер: 44кб.
17. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 8. Размер: 25кб.
18. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 8. Размер: 47кб.
19. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 8. Размер: 35кб.
20. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 7. Размер: 23кб.
21. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 7. Размер: 43кб.
22. Последние дни императорской власти (часть 2)
Входимость: 7. Размер: 41кб.
23. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 7. Размер: 95кб.
24. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Жилище
Входимость: 7. Размер: 17кб.
25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 5. Размер: 31кб.
26. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 5. Размер: 31кб.
27. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 5. Размер: 26кб.
28. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 5. Размер: 25кб.
29. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 5. Размер: 33кб.
30. Роза и крест. Дествие 3
Входимость: 5. Размер: 23кб.
31. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Декламатор
Входимость: 4. Размер: 9кб.
32. Роза и крест. К постановке в Художественном театре
Входимость: 4. Размер: 8кб.
33. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Поэма и Её поэт
Входимость: 4. Размер: 15кб.
34. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Муж
Входимость: 4. Размер: 7кб.
35. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 4. Размер: 39кб.
36. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 4. Размер: 46кб.
37. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 4. Размер: 11кб.
38. Роза и крест
Входимость: 4. Размер: 31кб.
39. Через двенадцать лет
Входимость: 4. Размер: 4кб.
40. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 4. Размер: 48кб.
41. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 4. Размер: 17кб.
42. За гранью прошлых дней. 1898-1903гг.
Входимость: 4. Размер: 8кб.
43. Ее прибытие
Входимость: 3. Размер: 7кб.
44. Владимир Соловьев и наши дни
Входимость: 3. Размер: 12кб.
45. Последние дни императорской власти
Входимость: 3. Размер: 26кб.
46. "Нелепый человек"
Входимость: 3. Размер: 6кб.
47. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 3. Размер: 25кб.
48. Голоса
Входимость: 3. Размер: 2кб.
49. Роза и крест. Дествие 2
Входимость: 3. Размер: 21кб.
50. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 3. Размер: 8кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Король на площади
Входимость: 48. Размер: 58кб.
Часть текста: струящиеся над спокойным лицом, изборожденным глубокими морщинами. Тонкие руки лежат на ручках трона. Вся поза - величавая. В самом низу - у рампы - под высоким парапетом набережной - скамья; к ней с двух сторон спускаются лестницы. Скамья на берегу моря, которое узкой полосой подходит издали, слева огибая мыс с площадью и дворцом, и сливается с оркестром и театром, так что сцена представляет из себя только остров - случайный приют для действующих лиц. Солнце не взошло еще. Почти в полном мраке Шут, в качестве Пролога, подплывает с моря, привязывает свою лодку у берега, вынимает из нее удочку и узелок и садится на скамью. Шут Еще и солнцу лень светиться, А я - на берегу. Светила могут не трудиться, А я вот - не могу. Но я без них нашел дорогу И вот, приплыл сюда, Чтоб здравостью своей немного Смягчить вас, господа. Вот здесь - дворец на темном фоне, И на террасе - трон. Король, как видите, в короне, И стар и удручен. Перед дворцом гуляет всякий, Кто хочет отдохнуть. Лишь демократу и собаке Здесь не показан путь. Здесь - чистой публике дорога, Здесь для нее - скамья. И только на правах Пролога На ней присел и я. Передо мной - в оркестре - море, Волна его темна, Но если солнце встанет вскоре, Увижу все до дна. Мой долг был - только вас понудить Взглянуть на этот вид. А рыбу в мутных водах _у_дить Мне здравый смысл велит. Шут садится верхом на рампу и закидывает удочку в оркестр. Во время действия его большею частью не видно за боковой занавесью - он появляется только в отдельных сценах. ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ УТРО Ночь борется с утром. Над берегом чуть видны в сумерках двое неизвестных. Первый - в черном - прислонился к белому камню дворца. Другой сидит на берегу. Третьего не видно: он где-то близко, и слышен только его голос - прерывистый и зловещий. Первый Вот и день забелел. Второй Тяжко, когда просыпается день. Голос Третьего Отчаянья не предавайте. Смерти не предавайте. Первый Мне нечего предавать, товарищ, я больше ни во что не верю. Но я...
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 30. Размер: 62кб.
Часть текста: день после окончания поэмы "Двенадцать" Блок пишет стихотворение "Скифы". Это также одно из самых злободневных произведений поэта. Накануне, 29 января, он занес в записную книжку: "Азия и Европа", а также формулу, с которой только что выступила советская делегация на переговорах с Германией в Бресте: "_Война прекращается, мир не подписан_". Формула эта явилась результатом той грубо ошибочной оценки положения Троцким и некоторыми другими, которую резко и четко квалифицировал В. И. Ленин: "Смотрели сквозь пальцы на гигантское разложение быстро демобилизующейся армии, уходящей с фронта. Упивались революционной фразой. Перенесли эту фразу на борьбу против всемирного империализма" ("Тяжелый, но необходимый урок") {В. И. Ленин, Полное собрание сочинений, т. 35, стр. 394.}. В особенности смещалась действительность в представлении левых эсеров, которые некоторое время после революции сотрудничали с большевиками. Блок, друживший в эту пору с одним из видных левоэсеровских литераторов, Ивановым-Разумником, печатался в газете этой партии "Знамя труда", где были, в частности, опубликованы и "Двенадцать", и "Интеллигенция и революция", и "Скифы". События революции были так же многообразны, пестры и зачастую противоречивы, как и суждения о ней и ее будущем, раздававшиеся вокруг Блока. Не удивительно, что и поэт, не отличавшийся ясностью политических взглядов, зачастую на основании всего этого создавал свои собственные, довольно фантастические во многом концепции, где тонкая интуиция соседствовала с представлениями, заимствованными из самых разных источников. "Скифы" - одно из таких произведений. В прошлом некоторые значительные из русских писателей и мыслителей, связанных с консервативным лагерем, считали исторической миссией России - противостоять "разрушительным" революционным тенденциям Западной Европы. Об этом писал Ф. И. Тютчев в "России и революции" {Впрочем, отношение Тютчева к революции было сложным. См. об этом прекрасную статью Л. К. Долгополова "Тютчев и...
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 16. Размер: 79кб.
Часть текста: подавал ей, и вдруг это уж не стихи, а мелкая немецкая книга - и я ошибся. А она все протягивала руки, и занялось сердце. И в эту секунду, на грани ясновиденья, я, конечно, проснулся 1902 * * * Стихи - это молитвы. Сначала вдохновенный поэт-апостол слагает ее в божественном экстазе. И все, чему он слагает ее, - в том кроется его настоящий бог. Диавол уносит его - и в нем находит он опрокинутого, искалеченного, - но все милее, - бога. А если так, есть бог и во всем тем более - не в одном небе бездонном, а и в "весенней неге" и в "женской любви". Потом чуткий читатель. Вот он схватил жадным сердцем неведомо полные для него строки, и в этом уже и он празднует своего бога. Вот таковы стихи. Таково истинное вдохновение. Об него, как об веру, о "факт веры", как таковой, "разбиваются волны всякого скептицизма". Еще, значит, и в стихах видим подтверждение (едва ли нужное) витания среди нас того незыблемого Бога, Рока, Духа... кого жалким, бессмысленным и глубоко звериным воем встретили французские революционеры, а гораздо позже и наши ...
4. Балаганчик
Входимость: 14. Размер: 23кб.
Часть текста: Наступит событие. Пьеро О, вечный ужас, вечный мрак! Первый мистик Ты ждешь? Второй мистик Я жду. Третий мистик Уж близко прибытие: За окном нам ветер подал знак. Пьеро Неверная! Где ты? Сквозь улицы сонные Протянулась длинная цепь фонарей, И, пара за парой, идут влюбленные, Согретые светом любви своей. Где же ты? Отчего за последней парою Не вступить и нам в назначенный круг? Я пойду бренчать печальной гитарою Под окно, где ты пляшешь в хоре подруг! Нарумяню лицо мое, лунное, бледное, Нарисую брови и усы приклею, Слышишь ты, Коломбина, как сердце бедное Тянет, тянет грустную песню свою? Пьеро размечтался и оживился. Но из-за занавеса сбоку вылезает обеспокоенный автор. Автор Что он говорит? Почтеннейшая публика! Спешу уверить, что этот актер жестоко насмеялся над моими авторскими правами. Действие происходит зимой в Петербурге. Откуда же он взял окно и гитару? Я писал мою драму не для балагана... Уверяю вас... Внезапно застыдившись своего неожиданного появления, прячется обратно за занавес. Пьеро (Он не обратил внимания на автора. Сидит и мечтательно вздыхает) Коломбина! Первый мистик Ты слушаешь? Второй мистик Да. Третий мистик Приближается дева из дальней страны. Первый мистик О, как мрамор - черты! Второй мистик О, в очах - пустота! Третий мистик О, какой чистоты и какой белизны! Первый мистик Подойдет - и мгновенно замрут голоса. Второй мистик Да. Молчанье наступит. Третий мистик Надолго ли? Первый мистик Да. Второй...
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 14. Размер: 42кб.
Часть текста: в годы первой русской революции В быту Блок был человеком большой жизненной простоты, его привлекали обыденные человеческие интересы и радости, привлекал к себе обыкновенный и простой человеческий труд. Характерно то разочарование, которое испытывали московские мистики — С. Соловьев и А. Белый — при первой встрече с Блоком — певцом «Прекрасной дамы». «Десятого января 1904 года, — вспоминает А. Белый, — в морозный пылающий день раздается звонок: меня спрашивают; выхожу я я вижу: нарядная дама выходит из меха, высокий студент, сняв пальто, его вешает, стиснув в руке рукавицы молочного цвета, фуражка лежит. Блоки! Широкоплечий, прекрасно сидящий сюртук с тонкой талией, с воротником, подпирающим шею, высоким и синим, супруга поэта одета подчеркнуто чопорно; в воздухе — запах духов, молодая, веселая, очень изящная пара! Но... Но... Александр ли Блок, — юноша этот, с лицом, на котором без вспышек румянца горит розоватый обветр? Не то «Молодец» сказок, не то — очень статный военный. Но образ, который во мне возникал, был иной: роста малого, с бледно-болезненным, очень тяжелым лицом, с небольшими ногами, в одежде, не сшитой отлично, вперенный всегда в горизонт беспокоящий фосфором глаз; и — с зачесанными волосами; таким вставал Блок из раздумий... Разочарованье!» И позднее, приехав к Блоку в Шахматово, Белый воспринял его так же: «Александр Александрович, статный, высокий и широкогрудый, покрытый загаром, в белейшей рубахе, прошитой пурпуровыми лебедями, с кудрями, рыжевшими в солнце (без шапки), в больших сапогах, колыхаясь кистями расшитого пояса, — «молодец добрый» из сказок: не Блок!» Белый с досадой подбирает детали, характерные для житейской простоты Блока, столь не идущей к мистику, который кажется ему «псевдонимом того, кто привык, сидя вечером на обомшелом бревне с синеватым дымком папиросы, бросать чуть...

© 2000- NIV