Cлово "СТАРЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: СТАРОГО, СТАРАЯ, СТАРЫЕ, СТАРОЙ

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 24.
2. Песня судьбы
Входимость: 17.
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 14.
4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 12.
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 9.
6. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Шахматово
Входимость: 8.
7. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 8.
8. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 8.
9. Король на площади
Входимость: 7.
10. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 7.
11. Возмездие
Входимость: 7.
12. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 6.
13. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 6.
14. Все стихотворения
Входимость: 6.
15. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 6.
16. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VIII. Блок в 1917 году
Входимость: 5.
17. * * * (Вспомнил я старую сказку)
Входимость: 5.
18. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 5.
19. Роза и крест. Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти
Входимость: 5.
20. * * * (Она веселой невестой была...)
Входимость: 5.
21. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 5.
22. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 5.
23. Последние дни императорской власти
Входимость: 5.
24. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 5.
25. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 4.
26. Скифы
Входимость: 4.
27. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Жилище
Входимость: 4.
28. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 4.
29. Роза и крест
Входимость: 4.
30. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 4.
31. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 4.
32. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 4.
33. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава II. Семья Блока
Входимость: 4.
34. Поэма (старый розовый куст)
Входимость: 4.
35. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 4.
36. Роза и крест. Дествие 2
Входимость: 4.
37. Праматерь. Франц Грильпарцер
Входимость: 4.
38. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 4.
39. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 3.
40. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Предки
Входимость: 3.
41. Владимир Соловьев и наши дни
Входимость: 3.
42. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 3.
43. * * * (Жизнь медленная шла, как старая гадалка)
Входимость: 3.
44. Ночная Фиалка
Входимость: 3.
45. В октябре ("Открыл окно. Какая хмурая...")
Входимость: 2.
46. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 2.
47. Старые письма
Входимость: 2.
48. За гранью прошлых дней. 1898-1903гг.
Входимость: 2.
49. Пляски смерти
Входимость: 2.
50. * * * (Над старым мраком мировым)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 24. Размер: 33кб.
Часть текста: Октября. Поэт не был связан с народом, с революционным движением, которым руководили большевики. Он видел лихорадочное собирание сил контрреволюцией, вокруг него, в близкой ему среде, росли реакционные настроения. Незадолго до Октября в сатирическом журнале «Новый Сатирикон» было опубликовано любопытное стихотворение, которое полушутя, полусерьезно выражало чувства обывателей, испуганных событиями. Оно было посвящено городовому: Городовой! Как звучно это слово! Какая власть, какая сила в нем! Ах! Я боюсь, спокойствия былого Мы без тебя в отчизну не вернем. Прекрасен клич восставшего народа, Волнуют грудь великие дела, Но без тебя и самая свобода Запуганному сердцу не мила. О «типичности» переживаний, выраженных в этом стихотворении, свидетельствует следующая параллель к нему из журнала отнюдь не сатирического — из «Русской мысли». «Власть ведь никогда не есть власть министерства... Конкретно власть министерства есть физическая сила городового, который может схватить за шиворот всякого, не подчиняющегося приказу... Принято видеть проявление революционного брожения во всех явлениях вроде погромов, бесчинств солдат и матросов, захватов помещичьей земли, грабежей и т. д. Но это, конечно, не есть революция, а есть результат отсутствия полиции...» Мережковские, от близости с которыми Блок не мог окончательно отказаться, объединились с террористом Савинковым, организовав вместе с ним газету. Активнейшая деятельница белой эмиграции З. Гиппиус вспоминала о разговоре с Блоком по телефону 15 октября 1917 года (до бегства ее за границу): «Блок говорит... «Война не может длиться. Нужен мир». — «Как мир — сепаративный? Теперь с немцами мир?.. Уж вы, пожалуй, не с большевиками ли?», а Блок, который никогда не врал, ...
2. Песня судьбы
Входимость: 17. Размер: 102кб.
Часть текста: Герман. Елена, жена Германа. Мать Германа. Друг Германа. Монах. Фаина. Спутник Фаины. Коробейник. Толпа. ПЕРВАЯ КАРТИНА Северный апрель - Вербная Суббота. На холме - белый дом Германа, окруженный молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на закате и бьет тебе в глаза: а ты все спишь, все видишь сны. Герман Все белое, Елена. И ты вся в белом... А как сияли перья на груди и на крыльях... Елена Проснись, милый, мне тревожно, мне тоскливо. К нам принесли больного... Герман (просыпается) Ты говоришь - больного? Странно, отчего к нам? Ведь здесь никто не ходит, дорога упирается прямо в наши ворота... Елена Он совсем больной, какой-то прозрачный, ничего не говорит... только посмотрел на меня большими, грустными глазами. Мне стало жутко, и я разбудила тебя... Герман Почему только его принесли сюда, когда к нам нет дороги... Елена Милый мой, мне странно, мне дивно, точно...
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 14. Размер: 79кб.
Часть текста: навстречу и вдруг протянула руки и сказала странное слово туманно о том, что я с любовью к ней. Я же, держа в руках стихи Соловьева, подавал ей, и вдруг это уж не стихи, а мелкая немецкая книга - и я ошибся. А она все протягивала руки, и занялось сердце. И в эту секунду, на грани ясновиденья, я, конечно, проснулся 1902 * * * Стихи - это молитвы. Сначала вдохновенный поэт-апостол слагает ее в божественном экстазе. И все, чему он слагает ее, - в том кроется его настоящий бог. Диавол уносит его - и в нем находит он опрокинутого, искалеченного, - но все милее, - бога. А если так, есть бог и во всем тем более - не в одном небе бездонном, а и в "весенней неге" и в "женской любви". Потом чуткий читатель. Вот он схватил жадным сердцем неведомо полные для него строки, и в этом уже и он празднует своего бога. Вот таковы стихи. Таково истинное вдохновение. Об него, как об веру, о "факт веры", как таковой, "разбиваются волны всякого скептицизма". Еще, значит, и в стихах видим подтверждение (едва ли нужное) витания среди нас того незыблемого Бога, Рока, Духа... кого жалким, бессмысленным и глубоко звериным воем встретили французские революционеры, а гораздо позже и наши шестидесятники. Рече безумец в сердце своем: несть бог". __________ В минуту смятенья и борьбы лжи и правды (всегда борются бог и диавол - и тут они же борются) взошли новые цветы - цветы символизма, всех веков, стран и народов. Заглушенная криками богохульников, старая сила почуяла и послышала, как воспрянул ее бог, - и откликнулась ему. К одному вечному, незыблемому камню бога подвалился и еще такой камень - "в предвестие, иль в помощь, иль в награду". Это была новая поэзия в частности и новое искусство вообще. К воздвиженью мысли, ума присоединилось воздвиженье чувства, души. И все было в боге. Есть люди, с которыми нужно и можно говорить только о простом и...
4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 12. Размер: 43кб.
Часть текста: нрзб.]. Конечно, большинство людей - проклятые паники [в смысле: паникеры?], звери и сволочи. Боятся мира, трепещут за нажитое [нрзб.; может быть, и "нажиток" и "подпитки"] и готовы их защищать до последней капли чужой крови... На улицах тепло и весело. Дух хороший. 27 (пятница). Действительно, всё в их руках, но все от них отступились, и они одиноки ужасно. Власти им не удержать, в городе паника. Противны буржуи и интеллигенты, все припишут себе, а их даже не повесят. Идет Керенский, Корнилов, Каледин, чуть ли не Савинков... Опять не исполнится надежда простых, милых, молодых солдатских и рабочих лиц. 28 (суббота). Демократические (то есть кадетские, правоэсеровские и меньшевистские. - А. Т.) газеты призывают к гражданской войне. Какая сволочь. Сплошная истерика". Подобные свидетельства помогают понять, что переход Блока на сторону новой власти не таил в себе никаких расчетов, ни даже увлеченности мощью победителя. Поэт встал под знамя борцов за новый мир в такое время, когда исход борьбы в их пользу...
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 9. Размер: 101кб.
Часть текста: разложение в среде попутчиков революции. Особенно усилились разложение и упадочничество в среде интеллигенции. Попутчики, пришедшие в ряды революции из буржуазной среды в период бурного подъема революции, отошли от партии в дни реакции. Часть их ушла в лагерь открытых врагов революции, часть засела в уцелевших легальных обществах рабочего класса и старалась свернуть пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой....

© 2000- NIV