Cлово "СТРАШНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: СТРАШНО, СТРАШЕН, СТРАШНА, СТРАШНАЯ

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 17.
2. Песня судьбы
Входимость: 14.
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 12.
4. Король на площади
Входимость: 10.
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 10.
6. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 8.
7. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 7.
8. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 7.
9. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 7.
10. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 6.
11. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 6.
12. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 6.
13. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 3
Входимость: 5.
14. Все стихотворения
Входимость: 5.
15. Анне Ахматовой
Входимость: 4.
16. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 4.
17. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 4.
18. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 4.
19. Возмездие
Входимость: 4.
20. Незнакомка
Входимость: 3.
21. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 3.
22. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Поэма и Её поэт
Входимость: 3.
23. * * * (Мне страшно с Тобою встречаться)
Входимость: 3.
24. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 4
Входимость: 3.
25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 3.
26. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 3.
27. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 3.
28. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 3.
29. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 3.
30. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 3.
31. * * * (Ты просишь ответа на страшный вопрос:)
Входимость: 3.
32. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 3.
33. Черная кровь
Входимость: 3.
34. Песня Офелии ("Он вчера нашептал мне много")
Входимость: 3.
35. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 3.
36. * * * (Мне страшно. Чую приближенье)
Входимость: 2.
37. * * * (Предчувствую Тебя. Года проходят мимо)
Входимость: 2.
38. * * * (Шар раскаленный, золотой...)
Входимость: 2.
39. Новая Америка
Входимость: 2.
40. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 2.
41. * * * (В пути - глубокий мрак, и страшны высот_ы_)
Входимость: 2.
42. * * * (Чем больше хочешь отдохнуть...)
Входимость: 2.
43. Действо о Теофиле
Входимость: 2.
44. * * * (Боже, как жизнь молодая ужасна)
Входимость: 2.
45. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 2.
46. Роза и крест. Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти
Входимость: 2.
47. * * * (Лазурью бледной месяц плыл...)
Входимость: 2.
48. * * * (В лапах косматых и страшных...)
Входимость: 2.
49. Обман ("В пустом переулке весенние воды...")
Входимость: 2.
50. Праматерь. Франц Грильпарцер
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 17. Размер: 101кб.
Часть текста: в среде попутчиков революции. Особенно усилились разложение и упадочничество в среде интеллигенции. Попутчики, пришедшие в ряды революции из буржуазной среды в период бурного подъема революции, отошли от партии в дни реакции. Часть их ушла в лагерь открытых врагов революции, часть засела в уцелевших легальных обществах рабочего класса и старалась свернуть пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель...
2. Песня судьбы
Входимость: 14. Размер: 102кб.
Часть текста: ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему? Гоголь ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Герман. Елена, жена Германа. Мать Германа. Друг Германа. Монах. Фаина. Спутник Фаины. Коробейник. Толпа. ПЕРВАЯ КАРТИНА Северный апрель - Вербная Суббота. На холме - белый дом Германа, окруженный молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на закате и бьет тебе в глаза: а ты все спишь, все видишь сны. Герман Все белое, Елена. И ты вся в белом... А как сияли перья на груди и на крыльях... Елена Проснись, милый,...
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 12. Размер: 79кб.
Часть текста: эту секунду, на грани ясновиденья, я, конечно, проснулся 1902 * * * Стихи - это молитвы. Сначала вдохновенный поэт-апостол слагает ее в божественном экстазе. И все, чему он слагает ее, - в том кроется его настоящий бог. Диавол уносит его - и в нем находит он опрокинутого, искалеченного, - но все милее, - бога. А если так, есть бог и во всем тем более - не в одном небе бездонном, а и в "весенней неге" и в "женской любви". Потом чуткий читатель. Вот он схватил жадным сердцем неведомо полные для него строки, и в этом уже и он празднует своего бога. Вот таковы стихи. Таково истинное вдохновение. Об него, как об веру, о "факт веры", как таковой, "разбиваются волны всякого скептицизма". Еще, значит, и в стихах видим подтверждение (едва ли нужное) витания среди нас того незыблемого Бога, Рока, Духа... кого жалким, бессмысленным и глубоко звериным воем встретили французские революционеры, а гораздо позже и наши шестидесятники. Рече безумец в сердце своем: несть бог". __________ В минуту смятенья и борьбы лжи и правды (всегда борются бог и диавол - и тут они же борются) взошли новые цветы - цветы символизма, всех веков, стран и народов. Заглушенная криками богохульников, старая сила почуяла и послышала, как воспрянул ее бог, - и откликнулась ему. К одному вечному, незыблемому камню бога подвалился и еще такой камень - "в предвестие, иль в помощь, иль в награду". Это была новая поэзия в частности и новое искусство вообще. К воздвиженью мысли, ума присоединилось воздвиженье чувства, души. И все было в боге. Есть люди, с которыми нужно и можно говорить только о простом и "логическом", - это те, с которыми не ощущается связи мистической. С другими - с которыми все непрестанно чуется сродство на какой бы ни было почве - надо говорить о сложном и "глубинном". Тут-то выяснятся истины мира - через общение глубин (см. Брюсов). __________ Есть два рода литературных декадентов:...
4. Король на площади
Входимость: 10. Размер: 58кб.
Часть текста: Городская площадь. Задний план занят белым фасадом дворца с высокой и широкой террасой; на массивном троне - гигантский Король. Корона покрывает зеленые, древние кудри, струящиеся над спокойным лицом, изборожденным глубокими морщинами. Тонкие руки лежат на ручках трона. Вся поза - величавая. В самом низу - у рампы - под высоким парапетом набережной - скамья; к ней с двух сторон спускаются лестницы. Скамья на берегу моря, которое узкой полосой подходит издали, слева огибая мыс с площадью и дворцом, и сливается с оркестром и театром, так что сцена представляет из себя только остров - случайный приют для действующих лиц. Солнце не взошло еще. Почти в полном мраке Шут, в качестве Пролога, подплывает с моря, привязывает свою лодку у берега, вынимает из нее удочку и узелок и садится на скамью. Шут Еще и солнцу лень светиться, А я - на берегу. Светила могут не трудиться, А я вот - не могу. Но я без них нашел дорогу И вот, приплыл сюда, Чтоб здравостью своей немного Смягчить вас, господа. Вот здесь - дворец на темном фоне, И на террасе - трон. Король, как видите, в короне, И стар и удручен. Перед дворцом гуляет всякий, Кто хочет отдохнуть. Лишь демократу и собаке Здесь не показан путь. Здесь - чистой публике дорога, Здесь для нее - скамья. И только на правах Пролога На ней присел и я. Передо мной - в оркестре - море, Волна его темна, Но если солнце встанет вскоре, Увижу все до дна. Мой долг был - только вас понудить Взглянуть на этот вид. А рыбу в мутных водах _у_дить Мне здравый смысл велит. Шут садится верхом на рампу и закидывает удочку в оркестр. Во время действия его большею частью не видно за боковой занавесью - он появляется только в отдельных сценах. ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ УТРО Ночь борется с утром. Над берегом чуть видны в сумерках двое неизвестных. Первый - в черном - прислонился к белому камню дворца. Другой сидит на берегу. Третьего не видно: он где-то близко, и слышен только его голос ...
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 10. Размер: 55кб.
Часть текста: "Он ухаживает за ней старательно, сопровождает ее решительно всюду, - весело сообщает Александра Андреевна в письме родителям (22 июля 1897 г.). - Она кокетничает с ним и относится к нему милостиво. Смешно смотреть на Сашуру в этой роли. С розой в петлице, тщательно одетый, он отправляется за ней, берет на руку ее плед или накидку, но разговоры его часто ограничиваются кивками головы... Не знаю, будет ли толк из этого ухаживания для Сашуры в смысле его взрослости и станет ли он после этого больше похож на молодого человека. Едва ли". Все это - как завязка банального курортного романа. Развязка его порой бывает драматической, как в чеховском рассказе "Володя", где юноша, не в силах пережить столкновения с житейской пошлостью, кончает с собой. Но бывает и заурядной, "мирной", когда все случившееся воспринимается как нормальный образчик "науки страсти нежной" в ее будничном выражении. "Сашура у нас тут ухаживал с великим успехом, пленил барыню 32-х лет, мать трех детей и действительную статскую советницу", - пишет родителям Александра Андреевна (30 июля 1897 г.). Не мудрено, что этот "великий успех", невольно поощренный подобным отношением, отразился на внешнем поведении красивого гимназиста. Соперничество в "опытности" и мнимой "взрослости" процветало и в гимназии, где он учился. "Я был франт, говорил изрядные пошлости", - писал Блок впоследствии про это время. Ее величество пошлость отовсюду простирала ему свои объятья. Вошедшие в печальный обиход развлечения "молодого человека" не миновали и его: Красный штоф полинялых диванов, Пропыленные кисти портьер... В этой комнате, в звоне стаканов, Купчик, шулер, студент,...

© 2000- NIV