• Наши партнеры
    Balkon-kharkov.at.ua - Французский балкон цены харьков репетиторы французского "Балкон сервис центр".
  • Cлово "ИВАНОВ"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
    Поиск  

    Варианты слова: ИВАНОВА, ИВАНОВУ, ИВАНОВОЙ, ИВАНОВЫМ

    1. Последние дни императорской власти (часть 3)
    Входимость: 81.
    2. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
    Входимость: 20.
    3. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
    Входимость: 16.
    4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
    Входимость: 15.
    5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
    Входимость: 11.
    6. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
    Входимость: 10.
    7. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
    Входимость: 6.
    8. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
    Входимость: 6.
    9. Андрей Турков. Александр Блок. Краткая библиография
    Входимость: 6.
    10. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
    Входимость: 6.
    11. Накануне иванова дня
    Входимость: 5.
    12. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
    Входимость: 4.
    13. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
    Входимость: 3.
    14. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
    Входимость: 3.
    15. Все стихотворения
    Входимость: 3.
    16. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
    Входимость: 2.
    17. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
    Входимость: 2.
    18. Вячеславу Иванову
    Входимость: 2.
    19. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
    Входимость: 2.
    20. Иванова ночь ("Мы выйдем в сад с тобою, скромной...")
    Входимость: 2.
    21. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Характер
    Входимость: 2.
    22. Последние дни императорской власти
    Входимость: 2.
    23. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
    Входимость: 2.
    24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
    Входимость: 2.
    25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
    Входимость: 2.
    26. * * * (Они идут - туманные)
    Входимость: 1.
    27. Последние дни императорской власти (часть 2)
    Входимость: 1.
    28. Разные стихотворения. 1908 - 1916гг.
    Входимость: 1.
    29. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
    Входимость: 1.
    30. На железной дороге
    Входимость: 1.
    31. Голоса скрипок
    Входимость: 1.
    32. * * * (Когда, вступая в мир огромный...)
    Входимость: 1.
    33. Разные стихотворения. 1904-1908гг.
    Входимость: 1.
    34. * * * (Плачет ребенок. Под лунным серпом" -)
    Входимость: 1.
    35. Балаганчик
    Входимость: 1.
    36. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
    Входимость: 1.
    37. Венеция
    Входимость: 1.
    38. Песня судьбы
    Входимость: 1.
    39. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Алкоголь
    Входимость: 1.
    40. Петр ("Он спит, пока закат румян...")
    Входимость: 1.
    41. * * * (Вот он - Христос - в цепях и розах...)
    Входимость: 1.
    42. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
    Входимость: 1.
    43. Разные стихотворения. 1897 - 1903гг.
    Входимость: 1.
    44. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Увлечения, пристрастия, привычки
    Входимость: 1.
    45. Андрей Турков. Александр Блок
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Последние дни императорской власти (часть 3)
    Входимость: 81. Размер: 95кб.
    Часть текста: был неожиданный; многие думали, что государь не оставит императрицу в эти тревожные дни. Вчера прибывщий из Ялты генерал Спиридович говорил, что слухи идут о намерении убить Вырубову и даже Александру Федоровну, что ничего не делается, дабы изменить настроение в царской семье, и эти слова верны". Разговоры об ответственном министерстве уже были, Дубенский предполагает, что произошло нечто, и царь вызвал Алексеева. Царь уехал с тем, чтобы вернуться I марта. В четверг, 23 февраля, в Петербурге начались волнения. В равных частях города народ собирался с криками "хлеба". Появились красные знамена с революционными надписями. Бастовало от 43 до 5о предприятий, т.-е. от 78.500 до 87.500 рабочих. За порядком следила еще полиция, но вызывались уже и воинские наряды. Протопопов просил Хабалова выпустить воззвание к населению о том, что хлеба хватит. Хабалов пригласил пекарей и сказал им, что волнения вызваны не столько недостатком хлеба; сколько провокацией, последний вывод он сделал из донесения охранного отделения об аресте рабочей группы. Запасы города и уполномоченного достигали 500.000 пудов ржаной и пшеничной муки, чего, при желательном отпуске в 40.000 пудов, хватило бы дней на 10-12. Хабалов потребовал от Вейса, чтобы он увеличил отпуск муки. Вейс возражал, что надо быть осторожным, и доложил, что лично видел достаточные запасы муки в пяти лавках на Сампсониевском проспекте. Генерал для поручений Перцов, посланный Хабаловым, доложил, что и в лавках на Гороховой...
    2. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
    Входимость: 20. Размер: 79кб.
    Часть текста: отходила, а я, проходя, внезапно остановился в дверях перед ней. Она была одна и встала навстречу и вдруг протянула руки и сказала странное слово туманно о том, что я с любовью к ней. Я же, держа в руках стихи Соловьева, подавал ей, и вдруг это уж не стихи, а мелкая немецкая книга - и я ошибся. А она все протягивала руки, и занялось сердце. И в эту секунду, на грани ясновиденья, я, конечно, проснулся 1902 * * * Стихи - это молитвы. Сначала вдохновенный поэт-апостол слагает ее в божественном экстазе. И все, чему он слагает ее, - в том кроется его настоящий бог. Диавол уносит его - и в нем находит он опрокинутого, искалеченного, - но все милее, - бога. А если так, есть бог и во всем тем более - не в одном небе бездонном, а и в "весенней неге" и в "женской любви". Потом чуткий читатель. Вот он схватил жадным сердцем неведомо полные для него строки, и в этом уже и он празднует своего бога. Вот таковы стихи. Таково истинное вдохновение. Об него, как об веру, о "факт веры", как таковой, "разбиваются волны всякого скептицизма". Еще, значит, и в стихах видим подтверждение (едва ли нужное) витания среди нас того незыблемого Бога, Рока, Духа... кого жалким, бессмысленным и...
    3. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
    Входимость: 16. Размер: 31кб.
    Часть текста: лаве горя и гнева начинает все чаще посещать Блока в памятном 1904 году: Поднимались из тьмы погребов. Уходили их головы в плечи. Тихо выросли шумы шагов, Словеса незнакомых наречий. ("Поднимались из тьмы погребов...") В декабре, когда был сдан японцам Порт-Артур, всеобщее брожение резко обострилось. "Везде недовольство, ропот, распущенность - хотят перемен", - записывала в дневнике 22 декабря 1904 года М. А. Бекетова. К этому времени относится примечательное стихотворение поэта, чутко передающее атмосферу событий: Барка жизни встала На большой мели. Громкий крик рабочих Слышен издали. Песни и тревога На пустой реке. Входит кто-то сильный В сером армяке. Руль дощатый сдвинул, Парус распустил И багор закинул, Грудью надавил. Тихо повернулась Красная корма, Побежали мимо Пестрые дома. Вот они далеко, Весело плывут. Только нас с собою, Верно, не возьмут! В конце 1904 года Блок работает над поэмой "Ее прибытие". Занятые "тяжелым", "медленным" трудом в "душном порту" люди неясно мечтают о каком-то чуде. Наконец гроза поет им "веселую песню", предвещая скорое прибытие "больших кораблей из далекой страны". Корабли приходят. А уж там - за той косою, - Неожиданно светла, С затуманенной красою Их красавица ждала... То - земля... Так, пожалуй, впервые появляется в поэзии Блока образ красавицы родины с ее "затуманенной красою". Но кто же, наконец, Она, которая прибывает? "Дошел наконец до части, где должна явиться Она, - пишет Блок Белому 23 декабря. - Знаю, как надо... но тут идет одна золотая нитка, которую прервать нет ни нужды, ни сил, продолжить - может быть - тоже. Дело в том, что на корабле должна прибыть Она. На корабле - _бочка_, самая простая, так - среди других тюков и бочонков. В бочке - _ребенок_. Все это только канва, но на канве появился самый реальный, страшно глупый _Добрый_ мохнатый щенок с лиловым животом, по которому ходят блохи. Если я останусь правдивым, -...
    4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
    Входимость: 15. Размер: 44кб.
    Часть текста: можно поиграть с крабами, побродить по песку, собирая раковины. В их перламутровом сияний, в извивах линий мерещились какие-то изображения. Если долго вглядываться, они начинали обретать какую-то реальность. Того и гляди выплывут врубелевские "души" раковин с их тревожными глазами. Врубель - в сумасшедшем доме. Сумасшедший дом в нынешней России - это как матрешка в матрешке. О, господи... Лучше о чем-нибудь другом. Беллини, Бокаччио Боккачино - смешное сочетание, но какой прекрасный художник! "Удивительные девушки", - стоит в записной книжке; пустые слова, вроде водорослей, оставшихся после бурного прибоя. Удивительные девушки... Можно ли так сказать про чеховских трех сестер? Почему это вдруг - Чехов? Потому что перед отъездом кто-то вспоминал? Когда-то здесь, в Венеции, увидели в соборе св. Марка сутулого старика в коричневой крылатке ("живой, точно ртутью налитой!") и рядом с ним молодого, но флегматичного человека. Это были Суворин и Чехов (странная дружба!). - Вот, все просится скорее в Рим, - досадовал Суворин на спутника. - Авось, говорит, там можно где-нибудь хоть на травке полежать! Да нет, не только поэтому вспомнился Чехов. Он был последним из русских впечатлений, высочайшим, и вот Россия вдали, а оно живет и не уступает всем прекрасным видениям Италии. "...Вечером я воротился совершенно потрясенный с "Трех сестер", - писал Блок матери накануне отъезда. - Это - угол великого русского искусства, один из случайно сохранившихся, каким-то чудом не заплеванных углов моей пакостной, грязной, тупой и кровавой родины... Я не досидел Метерлинка и Гамсуна, к "Ревизору" продирался все-таки сквозь полувековую толщу, а Чехова принял всего, как он есть, в пантеон своей души и разделил его слезы, печаль и унижение...." Пантеон моей души... Тут бы Чехов усмехнулся... Ему - где-нибудь хоть на травке полежать....
    5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
    Входимость: 11. Размер: 46кб.
    Часть текста: {"Какой-то ты? Я - "СОЦИАЛЬ-ДЕМОКРАТ", - писал он действительно 9 ноября 1905 года знакомому А. В. Гиппиусу, с которым давно не виделся.}. Теперь отхожу все больше, впитав в себя все, что могу (из "общественности"), отбросив то, чего душа не принимает. А не принимает она почти ничего такого, - так пусть уж займет свое место, то, к которому стремится. Никогда я не стану ни революционером, ни "строителем жизни", и не потому, чтобы не видел в том или другом смысла, а просто по природе, качеству и теме душевных переживаний". И в его собственном письме едва ли случайно взяты в кавычки "освободительное движение", "общественность", "строитель жизни", равно как и слово "социаль-демократ" в письме к А. В. Гиппиусу. В этом нет иронии, но названные понятия для Блока еще непривычны, новы, в какой-то мере экзотичны. В тоне письма нет того высокомерного пренебрежения к политической "суете", к "общественности", которым дышат свидетельства некоторых современников, уже возжаждавших "умиротворения". Критик Нувель брезгливо говорил, что "общественность, как дурной запах, проникает всюду". М. Кузмин уже 21 октября 1905 года сделал в дневнике запись: "О противный, трижды противный, суетящийся, политический и без красоты политической дождливый город, ты хорош был бы только заброшенным, чтобы в казармах обедали солдаты и няньки с детьми в капорах уныло бродили по пустынным и прямым аллеям Летнего сада". Блоковское письмо написано уже в тяжелой тишине, наступившей после подавления декабрьского восстания в Москве. "...В общем вдруг сознание, что революция впустую фукнула", - занес в дневник при вести о московских событиях Е. П. Иванов. Совестливый друг Блока давно корил себя как "тепленького буржуя, ищущего полакомиться свободами за чужой счет". Теперь он чувствует себя кораблем с опущенным флагом. Но ни он, ни Блок еще не...

    © 2000- NIV