Cлово "НОВЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: НОВЫХ, НОВОГО, НОВЫЕ, НОВОЙ

1. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 32.
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 26.
3. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 24.
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 22.
5. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 21.
6. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 20.
7. Возмездие
Входимость: 20.
8. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 19.
9. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 17.
10. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 16.
11. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 14.
12. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 12.
13. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 12.
14. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Шахматово
Входимость: 12.
15. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 12.
16. Владимир Соловьев и наши дни
Входимость: 11.
17. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 11.
18. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 10.
19. Все стихотворения
Входимость: 10.
20. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 9.
21. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 9.
22. Песня судьбы
Входимость: 9.
23. Король на площади
Входимость: 8.
24. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VIII. Блок в 1917 году
Входимость: 8.
25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 8.
26. Последние дни императорской власти (часть 2)
Входимость: 8.
27. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 3
Входимость: 8.
28. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Жилище
Входимость: 7.
29. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 7.
30. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 7.
31. Разные стихотворения. 1897 - 1903гг.
Входимость: 7.
32. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 7.
33. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 6.
34. * * * (До новых бурь, до новых молний)
Входимость: 5.
35. * * * (И увидел я новое небо и новую землю)
Входимость: 5.
36. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 5.
37. * * * (Он шел на отдых. Новый день)
Входимость: 4.
38. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 4.
39. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Предки
Входимость: 4.
40. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 4.
41. Последние дни императорской власти
Входимость: 4.
42. Новая Америка
Входимость: 4.
43. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 4.
44. Рамзес
Входимость: 4.
45. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 4.
46. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 4.
47. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 4.
48. * * * (Усни, пока для новой жизни)
Входимость: 3.
49. Незнакомка
Входимость: 3.
50. Роза и крест
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 32. Размер: 43кб.
Часть текста: было как будто сказано о его матери, о ее "варшавском плене", откуда она вырвалась только после рождения сына. Александр Львович невзлюбил семью Бекетовых, а они тоже не могли простить ему жестокого отношения к жене. Все это отгородило ребенка от отца, хотя видеться им и не препятствовали. В августе 1903 года Блок получил, по его словам, "до _последней_ степени отвратительное" письмо от отца, обиженного тем, что сын не пригласил его на свадьбу. В последний приезд отца в Петербург Блок томился при одной мысли о необходимости видеться с ним: "Господи, как с ним скучно и ничего нет общего". Даже узнав о безнадежном состоянии больного, он не сразу решился ехать: "М[ожет] б[ыть], ведь, это и вовсе неприятно ему? С другой стороны, если я приеду, он уж несомненно поймет, что умирает..." В дороге его охватили тяжелые мысли - но тоже скорее не от тревоги за отца (хотя первая зародившаяся здесь строчка из будущей поэмы говорит о ней), а от навеянного этой близящейся смертью размышления об итогах собственной жизни: "Все, что я мог, у убогой жизни взял, взять больше у неба - не хватило сил". Мрачное одиночество в вагоне было под стать стихам Анненского, поэта, у которого Блок вообще находил очень много близкого себе. Разве это вагоны тянутся? Влачатся тяжкие гробы, Скрипя и лязгая цепями. Разве это кондуктор мелькнул мимо? ...с разбитым фонарем, Наполовину притушенным, Среди кошмара дум и дрем Проходит Полночь по вагонам. Блок уехал, еще не зная, что в этот же день Иннокентий Анненский умер на вокзале от разрыва сердца, Весть об этом нагнала его уже в Варшаве, у гроба отца. "Из всего, что я здесь вижу, - писал Блок матери 4 декабря 1909 года, - и через посредство десятков...
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 26. Размер: 62кб.
Часть текста: и некоторыми другими, которую резко и четко квалифицировал В. И. Ленин: "Смотрели сквозь пальцы на гигантское разложение быстро демобилизующейся армии, уходящей с фронта. Упивались революционной фразой. Перенесли эту фразу на борьбу против всемирного империализма" ("Тяжелый, но необходимый урок") {В. И. Ленин, Полное собрание сочинений, т. 35, стр. 394.}. В особенности смещалась действительность в представлении левых эсеров, которые некоторое время после революции сотрудничали с большевиками. Блок, друживший в эту пору с одним из видных левоэсеровских литераторов, Ивановым-Разумником, печатался в газете этой партии "Знамя труда", где были, в частности, опубликованы и "Двенадцать", и "Интеллигенция и революция", и "Скифы". События революции были так же многообразны, пестры и зачастую противоречивы, как и суждения о ней и ее будущем, раздававшиеся вокруг Блока. Не удивительно, что и поэт, не отличавшийся ясностью политических взглядов, зачастую на основании всего этого создавал свои собственные, довольно фантастические во многом концепции, где тонкая интуиция соседствовала с представлениями, заимствованными из самых разных источников. "Скифы" - одно из таких произведений. В прошлом некоторые значительные из русских писателей и мыслителей, связанных с консервативным лагерем, считали исторической миссией России - противостоять "разрушительным" революционным тенденциям Западной Европы. Об этом писал Ф. И. Тютчев в "России и революции" {Впрочем, отношение Тютчева к революции было сложным. См. об этом прекрасную статью Л. К. Долгополова "Тютчев и Блок" ("Русская литература", 1967, Ќ 2).}. В свою очередь, и философ К. Леонтьев видел в верности "византийским" началам царизма залог выполнения того же исторического предначертания: "...Под его (византизма. - А. Т.) знаменем, если мы будем ему верны, мы, конечно, будем в силах выдержать натиск и целой...
3. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 24. Размер: 101кб.
Часть текста: класса и старалась свернуть пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель -отвратить массы от революции». Таковы были эти годы. В литературу хлынула мутная волна порнографии и обывательщины. Появились произведения, разрабатывавшие «проблемы» однополой любви - мужской («Крылья» Кузьмина) и женской («33 урода» -...
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 22. Размер: 47кб.
Часть текста: Психологически он определяется крайним индивидуализмом. Наконец идеологически его характеризует стремление мистически осмыслить действительность. Через стихи этого шестилетия (с 1898 по 1904 год) проходит прежде всего образ одинокого, чуждающегося людей, уходящего от них поэта. Затянут в бездну гибели сердечной, Я — равнодушный серый нелюдим... Толпа кричит — я хладен бесконечно, Толпа зовет — я нем и недвижим. (23 февраля 1899 года) Этот индивидуализм имеет мрачный, упадочный характер: Я стар душой. Какой-то жребий черный — Мой долгий путь. Тяжелый сон, проклятый и упорный, Мне душит грудь. (6 июня 1899 года). Или: Каждый вечер, лишь только погаснет заря, Я прощаюсь, желанием смерти горя, И опять, на рассвете холодного дня, Жизнь охватит меня и измучит меня! (3 декабря 1899 года) Одиночество — настойчиво повторяющаяся тема стихотворений этого периода: Не доверяй своих дорог Толпе ласкателей несметной: Они сломают твой чертог, Погасят жертвенник заветный. Все духом сильные одни Толпы нестройной убегают, Одни на холмах жгут огни. Завесы мрака разрывают. (25 июня 1900 года) Этот мрачный индивидуализм подчеркивается еще и тем, что лирический образ поэта рисуется Блоком в обстановке совершенно необычайной, далекой от обыденной действительности, на фоне очень скупо обозначенной природы. В стихотворениях нет ни реальных жизненных ситуаций, ни встреч с людьми; перед читателем — какой-то туманный и неясный, холодный и чуждый мир, скорее луна, чем земля. Душа молчит. В холодном небе Все те же звезды ей горят. Кругом о злате иль о хлебе Народы шумные кричат... Она молчит, — и внемлет крикам, И зрит далекие миры, Но в одиночестве двуликом Готовит чудные дары, Дары своим богам готовит И, умащенная, в тиши, Неустающим слухом ловит Далекий зов другой души... Так — белых...
5. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 21. Размер: 37кб.
Часть текста: созерцает ее Гамлет. "У обоих удивительные лица, - передает свое впечатление от снимка одна мемуаристка. - Никогда, ни в каком девичьем лице я не видела такого выражения невинности, какое было у нее. Это полудетское, чуть скуластое, некрасивое по чертам лицо было прекрасно. А его лицо - это лицо человека, увидевшего небесное видение". Принц и его избранница... Их полный робкой недосказанности диалог продолжался и за задернутым занавесом. "Мы были уже в костюмах... и гриме. Я чувствовала себя смелее, - вспоминает Офелия. - Венок, сноп полевых цветов, распущенный напоказ плащ золотых волос, падающий ниже колен. Мы сидели за кулисами в полутьме, пока готовили сцену... Мы говорили о чем-то более личном, чем всегда... мы были вместе, мы были ближе, чем слова разговора". После спектакля они так и ушли в костюмах (переодевались дома), и пока семнадцатилетний принц и шестнадцатилетняя Офелия медленно спускались от сенного сарая, преображенного в театр, под гору, сквозь совсем молодой - им под стать - березничок, впереди "медленно прочертил путь большой, сияющий голубизною метеор". И обоим это показалось предзнаменованием. Тебя венчала корона Еще рассветных причуд. Я помню ступени трона И первый твой строгий суд. Какие бледные платья! Какая странная тишь! И лилий, полны объятья, И ты без мысли глядишь... Кто знает, где это было? Куда упала Звезда? ("Тебя скрывали туманы...") Так вспоминает Гамлет этот вечер спустя несколько лет. Реальность похожа здесь на зыбкое отражение в воде. Подмостки сцены превратились в трон, венок - в корону, знакомая с детских лет девушка, живущая в соседнем имении, - в безумную Офелию. Уже написана чеховская "Чайка", и все происходящее может показаться удивительно похожим на нее. Молчаливый юноша в черном колете и берете, со шпагой, пишет стихи, становящиеся год от года туманнее и...

© 2000- NIV