Cлово "ДУША, ДУШ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ДУШИ, ДУШУ, ДУШЕ, ДУШОЙ

1. Песня судьбы
Входимость: 26.
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 21.
3. Действо о Теофиле
Входимость: 20.
4. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 20.
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 20.
6. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 19.
7. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 16.
8. Все стихотворения
Входимость: 15.
9. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 14.
10. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 14.
11. Возмездие
Входимость: 13.
12. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 12.
13. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 12.
14. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 12.
15. Король на площади
Входимость: 11.
16. Джордж Гордон Байрон. Стихотворения
Входимость: 11.
17. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 11.
18. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 10.
19. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 3
Входимость: 10.
20. Разные стихотворения. 1897 - 1903гг.
Входимость: 9.
21. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 9.
22. Заклятие огнем и мраком
Входимость: 7.
23. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Склад души
Входимость: 7.
24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 6.
25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 6.
26. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 6.
27. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 6.
28. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 6.
29. Поэма философская
Входимость: 5.
30. О любви, поэзии и государственной службе
Входимость: 5.
31. Праматерь. Франц Грильпарцер
Входимость: 5.
32. * * * (Милый друг! Ты юною душою)
Входимость: 5.
33. * * * (Плоды неизведанной страсти)
Входимость: 5.
34. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 5.
35. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Поэма и Её поэт
Входимость: 5.
36. * * * (В те дни, когда душа трепещет)
Входимость: 5.
37. Вячеславу Иванову
Входимость: 4.
38. Незнакомка
Входимость: 4.
39. Флоренция
Входимость: 4.
40. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 4.
41. Роза и крест. Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти
Входимость: 4.
42. * * * (Мой путь страстями затемнен)
Входимость: 4.
43. * * * (Ты твердишь, что я холоден, замкнут и сух...)
Входимость: 4.
44. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 4.
45. Жизнь моего приятеля
Входимость: 3.
46. * * * (Люблю. Начертаны святые письмена)
Входимость: 3.
47. * * * (Писать ли Вам, что тайный пламень)
Входимость: 3.
48. Двенадцать
Входимость: 3.
49. * * * (Люблю высокие соборы)
Входимость: 3.
50. Владимир Соловьев и наши дни
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Песня судьбы
Входимость: 26. Размер: 102кб.
Часть текста: Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему? Гоголь ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Герман. Елена, жена Германа. Мать Германа. Друг Германа. Монах. Фаина. Спутник Фаины. Коробейник. Толпа. ПЕРВАЯ КАРТИНА Северный апрель - Вербная Суббота. На холме - белый дом Германа, окруженный молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на...
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 21. Размер: 48кб.
Часть текста: его от поездок в Петербург и этой своей жестокостью, по собственному признанию, доводила Белого "до эксцессов". Теряясь в догадках о причинах ее "загадочного" поведения, Белый решил, что Блок удерживает жену от ухода с ним, уговаривает остаться, разжалобливает. Некогда Блок наивно написал ему, передавая свои тревожные и неясные настроения 1905 года, желание слиться с обликом родной земли: "...Я превращусь в осенний куст золотой, одетый сеткой дождя на лесной поляне. Ветер повеет, и колючие мои руки запляшут свободно". Припомнив это, Белый решил, как рассказывает он об этом в мемуарах; "...с придорожным кустом не теряют слов; проходят мимо; коли зацепит - отломят ветвь". В состоянии крайней взвинченности Белый пишет рассказ "Куст", который печатается в журнале "Золотое руно" (Ќ 7-8-9 за 1906 г.). В известной мере его можно рассматривать как развитие некоторых личных тем, намеченных еще в статье "Луг зеленый" (1905). Но в ней образ гоголевской красавицы Катерины (из "Страшной мести"), находящейся под страшной властью колдуна, прямо расшифровывается как образ России. И только смутно, немногим, если не двоим, брезжил там иной смысл, полностью раскрывшийся в "Кусте". "Россия, проснись... Верни себе Душу, над которой надмевается чудовище в огненном жупане..." - взывал Белый в "Луге зеленом". Та же тональность звучит и в письме его к Л. Д. Блок, о котором рассказано в дневнике М. А. Бекетовой: "Он умоляет Любу спасти Россию и его..." Если в "Луге зеленом" верх брала...
3. Действо о Теофиле
Входимость: 20. Размер: 39кб.
Часть текста: духовных и светских писателей. История Теофила первоначально написана по-гречески его учеником Евтихианом и переведена в прозе на латинский язык диаконом Павлом из Неаполя. Известная Гросвита Гандерсгеймская написала в X веке латинскую поэму об отречении и покаянии Теофила. Особенной популярностью пользовалась история в средние века; ее касались рейнский епископ Марбод (XI в.), монах Готье де Куинси (XIII в.), св. Бернард, св. Бонавентура, Альберт Великий; во многих церквах существуют лепные изображения истории, между прочим - два барельефа на северном портале Notre Dame de Paris. - Текст истории (с рукописи королевской библиотеки) напечатан в редкой теперь книге: Michel et Monmerque. Theatre francais au moyen age (XI-XIV s.). Paris. 1839. Chez Dellove editeur et Firmin Didot. Этим изданием текста и пользовался переводчик. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Мадонна. Кардинал. Теофил. Сатана, именуемый также Диавол. Саладин, волшебник. Задира, слуга Кардинала. Петр и Фома, товарищи Теофила. Здесь начинается история Теофила. Теофил Мой господин! В моей мольбе Я столько помнил о...
4. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 20. Размер: 23кб.
Часть текста: взад и вперед.) Прочь, мучительные мысли! Черной тучей вы нависли Над расслабленной душой! Твердый дух, не знавший страха, Вы смутили горстью праха, Праздных призраков игрой! А! Когда он был убит, Тот, кто сам убить стремился, Разве дух мой устрашился? Кто страшиться мне велит? Если в равной, честной стычке Мой кинжал врага сразит - Жизнь за жизнь, гласит обычай, Право строгое гласит! Чья душа трепещет в страхе, Если враг лежит во прахе? Прочь сомненья! Что со мной? Был суровей я душой! Если прав я в деле был, Что за страх меня смутил? Что мне сердце жарко жжет, Кровь зачем хладна, как лед? И зачем в проклятый миг, В миг свершенья, тайно мнилось, Будто дьявол сам настиг, Сила неба отвратилась? Я бежал в проход глухой, Слышу - враг идет за мной, Слышу - дышит надо мной, Вот сейчас возьмет рукой, - И нежданно в этот миг Слышу тайный сердца крик: "Прочь кинжал! Проси прощенья! Сладко смерти искупленье!" Но, как пламенный язык, Гнев разбойника возник, Душу яростью проник! Взору чудится жужжанье, Духи, как луны сиянье, Мчатся в пляске круговой, И кинжал уж сжат рукой, Красен пламень роковой! Слышу крик: "Спасай себя ты!" И взношу кинжал проклятый, А, попал! Мгновенный взмах - За спиною слышу: "ах!" Голос слабый и знакомый, Смертной скованный истомой. Слышу этот вскрик дрожащий, И безмерный обнял страх, Ужас, душу леденящий, Я безумьем поражен! Трепет! Дрожь! Хочу бежать! Словно Каина печать На челе моем пылает! Все старанья, все стремленья Заглушить не в силах крик, Все звенит в моих ушах Страшный отзвук, тайных страх, И несется, полный яда, Смех...
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 20. Размер: 101кб.
Часть текста: распад и разложение в среде попутчиков революции. Особенно усилились разложение и упадочничество в среде интеллигенции. Попутчики, пришедшие в ряды революции из буржуазной среды в период бурного подъема революции, отошли от партии в дни реакции. Часть их ушла в лагерь открытых врагов революции, часть засела в уцелевших легальных обществах рабочего класса и старалась свернуть пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель -отвратить массы от революции». Таковы были эти годы. В литературу хлынула мутная волна порнографии и обывательщины. Появились произведения, разрабатывавшие «проблемы» однополой любви - мужской («Крылья» Кузьмина) и женской («33 урода» - Зиновьевой-Аннибал). ...

© 2000- NIV