Cлово "ЛИЦО"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЛИЦА, ЛИЦОМ, ЛИЦЕ, ЛИЦУ

1. Песня судьбы
Входимость: 35.
2. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 23.
3. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 20.
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 18.
5. Король на площади
Входимость: 16.
6. Возмездие
Входимость: 16.
7. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 15.
8. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 14.
9. Балаганчик
Входимость: 13.
10. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 13.
11. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 10.
12. Незнакомка
Входимость: 10.
13. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 9.
14. Последние дни императорской власти
Входимость: 8.
15. Последние дни императорской власти (часть 2)
Входимость: 8.
16. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 8.
17. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 8.
18. Рамзес
Входимость: 7.
19. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 6.
20. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 6.
21. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 6.
22. Все стихотворения
Входимость: 6.
23. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 6.
24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 5.
25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 5.
26. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 5.
27. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 5.
28. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Декламатор
Входимость: 4.
29. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 4.
30. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 3
Входимость: 4.
31. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 4.
32. Роза и крест. Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти
Входимость: 4.
33. Владимир Соловьев и наши дни
Входимость: 4.
34. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 4.
35. Ночная Фиалка
Входимость: 4.
36. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 4.
37. К "Дионису Гиперборейскому"
Входимость: 3.
38. * * * (Всё тихо на светлом лице)
Входимость: 3.
39. * * * (О доблестях, о подвигах, о славе...)
Входимость: 3.
40. Джордж Гордон Байрон. Стихотворения
Входимость: 3.
41. Ее прибытие
Входимость: 3.
42. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VIII. Блок в 1917 году
Входимость: 3.
43. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 3.
44. Действо о Теофиле
Входимость: 3.
45. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 4
Входимость: 3.
46. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 3.
47. Пляски смерти
Входимость: 3.
48. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 3.
49. * * * (Дохнула жизнь в лицо могилой...)
Входимость: 2.
50. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Отец. Александр Львович Блок
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Песня судьбы
Входимость: 35. Размер: 102кб.
Часть текста: КАРТИНА Северный апрель - Вербная Суббота. На холме - белый дом Германа, окруженный молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на закате и бьет тебе в глаза: а ты все спишь, все видишь сны. Герман Все белое, Елена. И ты вся в белом... А как сияли перья на груди и на крыльях... Елена Проснись, милый, мне тревожно, мне тоскливо. К нам принесли больного... Герман (просыпается) Ты говоришь - больного? Странно, отчего к нам? Ведь здесь никто не ходит, дорога...
2. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 23. Размер: 76кб.
Часть текста: I. Письмо вел. князя Александра Михайловича к царю 25 XII 1916-4 II 1917 г. II. Записка, составленная в кружке Римского-Корсакова. III. Объяснительная записка к пункту II предыдущей записки. IV. Письменное показание Н. Маклакова 23 августа 1917 года. V. Совещание членов прогрессивного блока с Протопоповым у М. В. Родзянко 19 октября 1916 года. VI. Всеподданнейший доклад М. В. Родзянко 10 Февраля 1917 года. ПРИЛОЖЕНИЯ. Приложение 1. Письмо в. кн. Александра Михайловича к Николаю II, от 25 декабря 1916-4 февраля 1917 годов. Дорогой Ники, Тебе угодно было, 22-го декабря, дать мне высказать мое мнение по известному вопросу, и попутно пришлось затронуть почти все вопросы, которые волнуют нас; я просил разрешения говорить как на духу, и Ты дал мне его. Я считаю, что, после всего мною сказанного, я обязан говорить дальше:-Ты невольно мог подумать, слушая меня: ему легко говорить, а каково мне, который должен разбираться в существующем хаосе и принимать те или другие меры и решения, подсказываемые мне с разных сторон.-Ты должен понимать, что я, как и все болящие душой за все происходящее, часто задавал себе вопрос: что бы я сделал на Твоем месте; и вот я хочу Тебе передать то, что мне подсказывает душа, которая, я убежден, говорит верно. Мы переживаем самый опасный момент в истории России: вопрос стоит, быть ли России великим государством,...
3. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 20. Размер: 11кб.
Часть текста: кудрей пепельных с золотисто-огненным отливом, красиво вьющихся и на шее. Владимир Пяст (Владимир Алексеевич Пестовский, 1886–1940), поэт и переводчик: ‹…› Александр Блок был хорошего среднего роста (не менее 8-ми вершков) и, стоя один в своем красивом с высоким темно-синим воротником сюртуке с очень стройной талией, благодаря прекрасной осанке и, может быть, каким-нибудь еще неуловимым чертам, вроде вьющихся «по-эллински» волос, ‹…› производил ‹…› впечатление «юного бога Аполлона». Владимир Васильевич Гиппиус (1876–1941), поэт, критик, педагог: У Блока было лицо рыжевато-розового тона с голубыми водянистыми глазами, прямые крупные черты лица и на не очень подвижных губах мелькала улыбка. Девичья или детская. Девушка в мужском облике – или взрослое дитя. Иоганнес фон Гюнтер (1886–1973), немецкий поэт, драматург, переводчик, неоднократно встречавшийся со многими русскими поэтами начала ХХ в.: На нем широкая черная куртка с узким белым воротником. Он еще молод, ему двадцать шесть лет, но в его облике не осталось уже ничего юношеского. Среднего роста, стройный; правда, в фигуре есть какая-то приземистость, отчего порой он кажется чуть-чуть неловким. Его каштановые волосы слегка курчавятся; безбородое лицо, даже когда он весел, выглядит до странности собранным. Говорит он медленно. Его светлые глаза можно назвать скорее печальными. Губы полные и удивительно красные. Над высоким овальным лбом – нимб своенравия и мечтательности. Движения медленные, иногда почти неуклюжие. ‹…› Так может выглядеть только поэт. Алексей Николаевич Толстой (1883–1945), прозаик, драматург, общественный деятель: Я увидел Блока в первый раз в 907 году. Он вошел в вестибюль театра Комиссаржевской, минуя очередь, взял в кассе билет и, подбоченясь, ...
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 18. Размер: 101кб.
Часть текста: ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель -отвратить массы от революции». Таковы были эти годы. В литературу хлынула мутная волна порнографии и обывательщины. Появились произведения, разрабатывавшие «проблемы» однополой любви - мужской («Крылья» Кузьмина) и женской («33 урода» - Зиновьевой-Аннибал). Нашумевший роман Арцыбашева «Санин» провозглашал «культ личности» и в качестве героя изображал по сути дела уголовного преступника, насиловавшего женщин и намеревавшегося соблазнить собственную сестру. В образе Санина Арцыбашев, как заметил Горький, дал совет человеку «упростить себя путем превращения в животное». Второстепенные писатели вроде А. Каменского, Вербицкой и других на все лады варьировали порнографические темы. Примером массового распространения такого типа литературы могут служить широко рекламируемые объявления о выходе в эти годы иллюстрированных журналов, самые названия которых говорят об их содержании: «Декольте» («единственный по оригинальности журнал для взрослых»), «Натурщица» (высылается в закрытых конвертах) и, наконец, - «Ночь любви». Этот журнал...
5. Король на площади
Входимость: 16. Размер: 58кб.
Часть текста: руки лежат на ручках трона. Вся поза - величавая. В самом низу - у рампы - под высоким парапетом набережной - скамья; к ней с двух сторон спускаются лестницы. Скамья на берегу моря, которое узкой полосой подходит издали, слева огибая мыс с площадью и дворцом, и сливается с оркестром и театром, так что сцена представляет из себя только остров - случайный приют для действующих лиц. Солнце не взошло еще. Почти в полном мраке Шут, в качестве Пролога, подплывает с моря, привязывает свою лодку у берега, вынимает из нее удочку и узелок и садится на скамью. Шут Еще и солнцу лень светиться, А я - на берегу. Светила могут не трудиться, А я вот - не могу. Но я без них нашел дорогу И вот, приплыл сюда, Чтоб здравостью своей немного Смягчить вас, господа. Вот здесь - дворец на темном фоне, И на террасе - трон. Король, как видите, в короне, И стар и удручен. Перед дворцом гуляет всякий, Кто хочет отдохнуть. Лишь демократу и собаке Здесь не показан путь. Здесь - чистой публике дорога, Здесь для нее - скамья. И только на правах Пролога На ней присел и я. Передо мной - в оркестре - море, Волна его темна, Но если солнце встанет вскоре, Увижу все до дна. Мой долг был - только вас понудить Взглянуть на этот вид. А рыбу в мутных водах _у_дить Мне здравый смысл велит. Шут садится верхом на рампу и закидывает...

© 2000- NIV