Cлово "ЖИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЖИЛ, ЖИВУ, ЖИЛИ, ЖИЛА

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 17.
2. Песня судьбы
Входимость: 15.
3. Все стихотворения
Входимость: 13.
4. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 10.
5. Возмездие
Входимость: 10.
6. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Жилище
Входимость: 9.
7. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 8.
8. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 7.
9. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 7.
10. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 7.
11. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 6.
12. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 6.
13. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 5.
14. Разные стихотворения. 1897 - 1903гг.
Входимость: 5.
15. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 4.
16. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 4.
17. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 4.
18. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 4.
19. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 4.
20. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 4.
21. * * * (Глухая полночь медленный кладет покров)
Входимость: 3.
22. * * * (Я живу в глубоком покое...)
Входимость: 3.
23. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 3.
24. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 3.
25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 3.
26. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 3
Входимость: 3.
27. * * * (Я живу в отдаленному скиту...)
Входимость: 3.
28. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 3.
29. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 3.
30. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 3.
31. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Сын
Входимость: 2.
32. * * * (Ты жил один! Друзей ты не искал...)
Входимость: 2.
33. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 2.
34. * * * (Пусть я и жил, не любя...)
Входимость: 2.
35. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 2.
36. * * * (Я живу в пустыне)
Входимость: 2.
37. * * * (О, я хочу безумно жить...)
Входимость: 2.
38. Поэты
Входимость: 2.
39. Король на площади
Входимость: 2.
40. Холодный день ("Мы встретились с тобою в храме...")
Входимость: 2.
41. Владимир Соловьев и наши дни
Входимость: 2.
42. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 2.
43. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 2.
44. * * * (Мы живем в старинной келье)
Входимость: 2.
45. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 2.
46. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 2.
47. Роза и крест. Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти
Входимость: 2.
48. Джордж Гордон Байрон. Стихотворения
Входимость: 2.
49. Ангел-хранитель ("Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле...)
Входимость: 2.
50. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 17. Размер: 101кб.
Часть текста: в среде интеллигенции. Попутчики, пришедшие в ряды революции из буржуазной среды в период бурного подъема революции, отошли от партии в дни реакции. Часть их ушла в лагерь открытых врагов революции, часть засела в уцелевших легальных обществах рабочего класса и старалась свернуть пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель -отвратить массы от революции». Таковы были эти годы. В литературу хлынула мутная волна порнографии и обывательщины. Появились произведения, разрабатывавшие «проблемы» однополой любви - мужской («Крылья» Кузьмина) и женской («33 урода» - Зиновьевой-Аннибал). Нашумевший роман Арцыбашева «Санин» провозглашал «культ личности» и в качестве героя изображал по сути дела уголовного...
2. Песня судьбы
Входимость: 15. Размер: 102кб.
Часть текста: Суббота. На холме - белый дом Германа, окруженный молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на закате и бьет тебе в глаза: а ты все спишь, все видишь сны. Герман Все белое, Елена. И ты вся в белом... А как сияли перья на груди и на крыльях... Елена Проснись, милый, мне тревожно, мне тоскливо. К нам принесли больного... Герман (просыпается) Ты говоришь - больного? Странно, отчего к нам? Ведь здесь никто не ходит, дорога упирается прямо в наши ворота... Елена Он совсем больной, какой-то прозрачный, ничего не говорит... только посмотрел на меня большими,...
3. Все стихотворения
Входимость: 13. Размер: 94кб.
Часть текста: В северном море ("Что сделали из берега морского") В снегах ("И я затянут...") В углу дивана ("Но в камине дозвенели...") Валерию Брюсову Валкирия Венеция Вербная суббота Вербочки ("Мальчики да девочки...") Взморье ("Сонный вздох онемелой волны...") Видение Владимиру Бестужеву Влюбленность ("И опять твой сладкий сумрак, влюбленность...") Влюбленность("Королевна жила на высокой горе...") Внемля зову жизни смутной" Ворожба Впечатления Рейна Встречной Второе крещенье ("Открыли дверь мою метели...") Вячеславу Иванову Гамаюн, птица вещая Гимн ("В пыльный город небесный кузнец прикатил...") Голос Голос из хора Голоса ("Грустнее не бывали думы") Голоса ("Нет исхода вьюгам певучим!..") Голоса ("Я - свободный глашатай веков") Голоса скрипок Два стихотворения Две души Две любви Двойник Двойник ("Вот моя песня-тебе, Коломбина") Девушка из Spoleto Девушке ("Ты перед ним - что стебель гибкий...") Дельвигу Демон ("Иди, иди за мной - покорной...") Демон ("Прижмись ко мне крепче и ближе...") Двенадцать Друзьям Дума Е.А. Баратынскому Ее песни ("Не в земной темнице душной...") Ее прибытие Еще воспоминание Женщина Жизнь Жизнь моего приятеля Жрец За гробом Забывшие тебя Загол Заклинание Заключение спора Заклятие огнем и мраком Здесь и там ("Ветер звал и гнал погоню...") И опять снега ("И опять, опять снега...") Иванова ночь ("Мы выйдем в сад с тобою, скромной...") Идеал и Сириус Из газет Инок ("Никто не скажет: я безумен...") Испанке К Музе Клеопатра ("Открыт паноптикум печальный...") Комета Коршун Кошмар Крылья ("Крылья легкие раскину...")...
4. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 10. Размер: 79кб.
Часть текста: а и в "весенней неге" и в "женской любви". Потом чуткий читатель. Вот он схватил жадным сердцем неведомо полные для него строки, и в этом уже и он празднует своего бога. Вот таковы стихи. Таково истинное вдохновение. Об него, как об веру, о "факт веры", как таковой, "разбиваются волны всякого скептицизма". Еще, значит, и в стихах видим подтверждение (едва ли нужное) витания среди нас того незыблемого Бога, Рока, Духа... кого жалким, бессмысленным и глубоко звериным воем встретили французские революционеры, а гораздо позже и наши шестидесятники. Рече безумец в сердце своем: несть бог". __________ В минуту смятенья и борьбы лжи и правды (всегда борются бог и диавол - и тут они же борются) взошли новые цветы - цветы символизма, всех веков, стран и народов. Заглушенная криками богохульников, старая сила почуяла и послышала, как воспрянул ее бог, - и откликнулась ему. К одному вечному, незыблемому камню бога подвалился и еще такой камень - "в предвестие, иль в помощь, иль в награду". Это была новая поэзия в частности и новое искусство вообще. К воздвиженью мысли, ума присоединилось воздвиженье чувства, души. И все было в боге. Есть люди, с которыми нужно и можно говорить только о простом и "логическом", - это те, с которыми не...
5. Возмездие
Входимость: 10. Размер: 57кб.
Часть текста: небесполезно и для себя, и для других припомнить историю собственного произведения. К тому же нам, счастливейшим или несчастливейшим детям своего века, приходится помнить всю свою жизнь; все годы наши резко окрашены для нас, и - увы! - забыть их нельзя, - они окрашены слишком неизгладимо, так что каждая цифра кажется написанной кровью; мы и не можем забыть этих цифр; они написаны на наших собственных лицах. Поэма "Возмездие" была задумана в 1910 году и в главных чертах была набросана в 1911 году. Что это были за годы? 1910 год - это смерть Коммиссаржевской, смерть Врубеля и смерть Толстого. С Коммиссаржевской умерла лирическая нота на сцене; с Врубелем - громадный личный мир художника, безумное упорство, ненасытность исканий - вплоть до помешательства. С Толстым умерла человеческая нежность - мудрая человечность. Далее, 1910 год - это кризис символизма, о котором тогда очень много писали и говорили, как в лагере символистов, так и в противоположном. В этом году явственно дали о себе знать направления, которые встали во враждебную позицию и к символизму, и друг к другу: акмеизм, эгофутуризм и первые начатки футуризма. Лозунгом первого из этих направлений был человек - но какой-то уже другой человек, вовсе без человечности, какой-то "первозданный" Адам. Зима 1911 года была исполнена глубокого внутреннего мужественного напряжения и трепета. Я помню ночные разговоры, из которых впервые вырастало сознание нераздельности и неслиянности искусства, жизни и политики. Мысль, которую, по-видимому, будили сильные толчки извне, одновременно стучалась во все эти двери, не удовлетворяясь более слиянием всего воедино, что было легко и возможно в истинном мистическом сумраке годов, предшествовавших первой революции, а также - в...

© 2000- NIV