Cлово "СИЛА"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: СИЛ, СИЛЫ, СИЛОЙ, СИЛАХ

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 34.
2. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 19.
3. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 17.
4. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 12.
5. Песня судьбы
Входимость: 10.
6. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 9.
7. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 9.
8. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 9.
9. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 8.
10. Владимир Соловьев и наши дни
Входимость: 7.
11. Рамзес
Входимость: 7.
12. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 6.
13. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 4
Входимость: 6.
14. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 6.
15. Возмездие
Входимость: 6.
16. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 3
Входимость: 6.
17. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 6.
18. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 5.
19. Король на площади
Входимость: 5.
20. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VIII. Блок в 1917 году
Входимость: 5.
21. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 5.
22. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 4.
23. Поэма философская
Входимость: 4.
24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 4.
25. О любви, поэзии и государственной службе
Входимость: 4.
26. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 4.
27. Роза и крест. Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти
Входимость: 4.
28. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 4.
29. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 4.
30. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 4.
31. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 3.
32. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 3.
33. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 3.
34. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 3.
35. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 3.
36. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 3.
37. Забывшие тебя
Входимость: 2.
38. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Декламатор
Входимость: 2.
39. Вячеславу Иванову
Входимость: 2.
40. Роза и крест. Дествие 2
Входимость: 2.
41. Действо о Теофиле
Входимость: 2.
42. * * * (Измучен бурей вдохновенья)
Входимость: 2.
43. * * * (Много хотел я с тобой говорить)
Входимость: 2.
44. Гамаюн, птица вещая
Входимость: 2.
45. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 2.
46. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 2.
47. Все стихотворения
Входимость: 2.
48. К Музе
Входимость: 2.
49. * * * (В седую древность я ушел, мудрец)
Входимость: 2.
50. Последние дни императорской власти (часть 2)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 34. Размер: 101кб.
Часть текста: поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель -отвратить массы от революции». Таковы были эти годы. В литературу хлынула мутная волна порнографии и обывательщины. Появились произведения, разрабатывавшие «проблемы» однополой любви - мужской («Крылья» Кузьмина) и женской («33 урода» - Зиновьевой-Аннибал). Нашумевший роман Арцыбашева «Санин» провозглашал «культ личности» и в качестве героя изображал по сути дела уголовного преступника, насиловавшего женщин и намеревавшегося соблазнить собственную сестру. В образе Санина Арцыбашев, как заметил Горький, дал совет человеку «упростить себя путем превращения в животное». Второстепенные писатели вроде А. Каменского, Вербицкой и других на все лады варьировали порнографические темы. Примером массового распространения такого типа литературы могут служить широко рекламируемые объявления о выходе в эти годы иллюстрированных журналов, самые названия которых говорят об их содержании: «Декольте» («единственный по оригинальности журнал для взрослых»),...
2. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 19. Размер: 33кб.
Часть текста: в близкой ему среде, росли реакционные настроения. Незадолго до Октября в сатирическом журнале «Новый Сатирикон» было опубликовано любопытное стихотворение, которое полушутя, полусерьезно выражало чувства обывателей, испуганных событиями. Оно было посвящено городовому: Городовой! Как звучно это слово! Какая власть, какая сила в нем! Ах! Я боюсь, спокойствия былого Мы без тебя в отчизну не вернем. Прекрасен клич восставшего народа, Волнуют грудь великие дела, Но без тебя и самая свобода Запуганному сердцу не мила. О «типичности» переживаний, выраженных в этом стихотворении, свидетельствует следующая параллель к нему из журнала отнюдь не сатирического — из «Русской мысли». «Власть ведь никогда не есть власть министерства... Конкретно власть министерства есть физическая сила городового, который может схватить за шиворот всякого, не подчиняющегося приказу... Принято видеть проявление революционного брожения во всех явлениях вроде погромов, бесчинств солдат и матросов, захватов помещичьей земли, грабежей и т. д. Но это, конечно, не есть революция, а есть результат отсутствия полиции...» Мережковские, от близости с которыми Блок не мог окончательно отказаться, объединились с террористом Савинковым, организовав вместе с ним газету. Активнейшая деятельница белой эмиграции З. Гиппиус вспоминала о разговоре с Блоком по телефону 15 октября 1917 года (до бегства ее за границу): «Блок говорит... «Война не может длиться. Нужен мир». — «Как мир — сепаративный? Теперь с немцами мир?.. Уж вы, пожалуй, не с большевиками ли?», а Блок, который никогда не врал, отвечает: «Да, если хотите, — я скорее с большевиками, они требуют мира». Трудно было выдержать: «А Россия? Россия? Вы с большевиками и забыли Россию, а Россия страдает». — «Ну, она не очень-то страдает...» У меня дух перехватило...». Этот разговор показывает, что,...
3. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 17. Размер: 76кб.
Часть текста: Римского-Корсакова. III. Объяснительная записка к пункту II предыдущей записки. IV. Письменное показание Н. Маклакова 23 августа 1917 года. V. Совещание членов прогрессивного блока с Протопоповым у М. В. Родзянко 19 октября 1916 года. VI. Всеподданнейший доклад М. В. Родзянко 10 Февраля 1917 года. ПРИЛОЖЕНИЯ. Приложение 1. Письмо в. кн. Александра Михайловича к Николаю II, от 25 декабря 1916-4 февраля 1917 годов. Дорогой Ники, Тебе угодно было, 22-го декабря, дать мне высказать мое мнение по известному вопросу, и попутно пришлось затронуть почти все вопросы, которые волнуют нас; я просил разрешения говорить как на духу, и Ты дал мне его. Я считаю, что, после всего мною сказанного, я обязан говорить дальше:-Ты невольно мог подумать, слушая меня: ему легко говорить, а каково мне, который должен разбираться в существующем хаосе и принимать те или другие меры и решения, подсказываемые мне с разных сторон.-Ты должен понимать, что я, как и все болящие душой за все происходящее, часто задавал себе вопрос: что бы я сделал на Твоем месте; и вот я хочу Тебе передать то, что мне подсказывает душа, которая, я убежден, говорит верно. Мы переживаем самый опасный момент в истории России: вопрос стоит, быть ли России великим государством, свободным и способным самостоятельно развиваться и рости, или подчиниться германскому безбожному кулаку,-все это чувствуют: кто разумом, кто сердцем, кто душою, и вот причина, почему все, за исключением трусов и врагов своей родины, отдают свои ...
4. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 12. Размер: 23кб.
Часть текста: укрепления. Слева, в одной из стен первого плана, - окно бойницы, на заднем плане - часть жилого помещения с замковой капеллой. Яромир идет во тьме. Яромир Вот и место и окно! Здесь в окопах полусрытых Буду ждать, во тьме укрытый, Чтобы счастья пробил час. (Ходит взад и вперед.) Прочь, мучительные мысли! Черной тучей вы нависли Над расслабленной душой! Твердый дух, не знавший страха, Вы смутили горстью праха, Праздных призраков игрой! А! Когда он был убит, Тот, кто сам убить стремился, Разве дух мой устрашился? Кто страшиться мне велит? Если в равной, честной стычке Мой кинжал врага сразит - Жизнь за жизнь, гласит обычай, Право строгое гласит! Чья душа трепещет в страхе, Если враг лежит во прахе? Прочь сомненья! Что со мной? Был суровей я душой! Если прав я в деле был, Что за страх меня смутил? Что мне сердце жарко жжет, Кровь зачем хладна, как лед? И зачем в проклятый миг, В миг свершенья, тайно мнилось, Будто дьявол сам настиг, Сила неба отвратилась? Я бежал в проход глухой, Слышу - враг идет за мной, Слышу - дышит надо мной, Вот сейчас возьмет рукой, - И нежданно в этот миг Слышу тайный сердца крик: "Прочь кинжал! Проси прощенья! Сладко смерти искупленье!" Но, как пламенный язык, Гнев разбойника возник, Душу яростью проник! Взору чудится жужжанье, Духи, как луны сиянье, Мчатся в пляске круговой, И кинжал уж сжат рукой, Красен пламень роковой! Слышу крик: "Спасай себя ты!" И взношу кинжал проклятый, А, попал! Мгновенный взмах - За спиною слышу: "ах!" Голос слабый и знакомый, Смертной скованный истомой. Слышу этот вскрик дрожащий, И безмерный обнял страх, Ужас, душу леденящий, Я безумьем поражен! Трепет! Дрожь! Хочу бежать! Словно Каина печать На челе моем пылает! Все старанья, все стремленья Заглушить не в силах крик, Все звенит в моих ушах Страшный отзвук, тайных страх, И несется, полный яда, Смех чудовищный из ада...
5. Песня судьбы
Входимость: 10. Размер: 102кб.
Часть текста: ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Герман. Елена, жена Германа. Мать Германа. Друг Германа. Монах. Фаина. Спутник Фаины. Коробейник. Толпа. ПЕРВАЯ КАРТИНА Северный апрель - Вербная Суббота. На холме - белый дом Германа, окруженный молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на закате и бьет тебе в глаза: а ты все спишь, все видишь сны. Герман Все белое, Елена. И ты вся в белом... А как сияли перья на груди и на крыльях... Елена Проснись, милый, мне тревожно, мне тоскливо. К нам принесли больного... Герман (просыпается) Ты говоришь - больного? Странно, отчего к нам? Ведь здесь никто не ходит, дорога упирается прямо в наши ворота... Елена Он совсем больной,...

© 2000- NIV