Cлово "СЫН"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: СЫНА, СЫНУ, СЫНЕ, СЫНОМ

1. Возмездие
Входимость: 25.
2. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 24.
3. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 4
Входимость: 16.
4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 15.
5. Сын и мать ("Сын осеняется крестом...")
Входимость: 11.
6. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 10.
7. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 9.
8. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 9.
9. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Сын
Входимость: 8.
10. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 7.
11. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 4.
12. * * * (Я насадил мой светлый рай...)
Входимость: 3.
13. Действо о Теофиле
Входимость: 3.
14. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 3.
15. Праматерь. Франц Грильпарцер
Входимость: 3.
16. Рамзес
Входимость: 3.
17. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 3.
18. Песня судьбы
Входимость: 3.
19. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 2.
20. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 2.
21. * * * (Смолкали и говор, и шутки)
Входимость: 2.
22. Liber II. Carmen XX (Гораций)
Входимость: 2.
23. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 2.
24. Все стихотворения
Входимость: 2.
25. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 3
Входимость: 2.
26. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 2.
27. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 2.
28. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Декламатор
Входимость: 1.
29. Коршун
Входимость: 1.
30. Роза и крест. Дествие 2
Входимость: 1.
31. * * * (Новый блеск излило небо)
Входимость: 1.
32. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 1.
33. Двенадцать
Входимость: 1.
34. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Жилище
Входимость: 1.
35. Разные стихотворения. 1904-1908гг.
Входимость: 1.
36. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 1.
37. * * * (Одной тебе, тебе одной)
Входимость: 1.
38. * * * (В фантазии рождаются порою)
Входимость: 1.
39. Король на площади
Входимость: 1.
40. * * * (Ночью сумрачной и дикой)
Входимость: 1.
41. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 1.
42. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Молчаливый собеседник
Входимость: 1.
43. Сон
Входимость: 1.
44. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 1.
45. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Предки
Входимость: 1.
46. Шуточные стихи, написанные при участии Блока
Входимость: 1.
47. * * * (Он занесен - сей жезл железный...)
Входимость: 1.
48. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Характер
Входимость: 1.
49. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 1.
50. * * * (Всё отлетают сны земные)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Возмездие
Входимость: 25. Размер: 57кб.
Часть текста: - громадный личный мир художника, безумное упорство, ненасытность исканий - вплоть до помешательства. С Толстым умерла человеческая нежность - мудрая человечность. Далее, 1910 год - это кризис символизма, о котором тогда очень много писали и говорили, как в лагере символистов, так и в противоположном. В этом году явственно дали о себе знать направления, которые встали во враждебную позицию и к символизму, и друг к другу: акмеизм, эгофутуризм и первые начатки футуризма. Лозунгом первого из этих направлений был человек - но какой-то уже другой человек, вовсе без человечности, какой-то "первозданный" Адам. Зима 1911 года была исполнена глубокого внутреннего мужественного напряжения и трепета. Я помню ночные разговоры, из которых впервые вырастало сознание нераздельности и неслиянности искусства, жизни и политики. Мысль, которую, по-видимому, будили сильные толчки извне, одновременно стучалась во все эти двери, не удовлетворяясь более слиянием всего воедино, что было легко и возможно в истинном мистическом сумраке годов, предшествовавших первой революции, а также - в неистинном мистическом похмелье, которое наступило вслед за нею. Именно мужественное веянье преобладало: трагическое сознание неслиянности и нераздельности всего - противоречий непримиримых и требовавших примирения. Ясно стал слышен северный жесткий голос Стриндберга, которому остался всего год жизни. Уже был ощутим запах гари, железа и крови. Весной 1911 года П. Н. Милюков прочел интереснейшую лекцию под заглавием "Вооруженный мир и сокращение вооружений". В одной из московских газет появилась пророческая статья: "Близость большой войны". В Киеве произошло убийство Андрея Ющинского, и возник вопрос об употреблении евреями христианской...
2. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 24. Размер: 23кб.
Часть текста: укрепления. Слева, в одной из стен первого плана, - окно бойницы, на заднем плане - часть жилого помещения с замковой капеллой. Яромир идет во тьме. Яромир Вот и место и окно! Здесь в окопах полусрытых Буду ждать, во тьме укрытый, Чтобы счастья пробил час. (Ходит взад и вперед.) Прочь, мучительные мысли! Черной тучей вы нависли Над расслабленной душой! Твердый дух, не знавший страха, Вы смутили горстью праха, Праздных призраков игрой! А! Когда он был убит, Тот, кто сам убить стремился, Разве дух мой устрашился? Кто страшиться мне велит? Если в равной, честной стычке Мой кинжал врага сразит - Жизнь за жизнь, гласит обычай, Право строгое гласит! Чья душа трепещет в страхе, Если враг лежит во прахе? Прочь сомненья! Что со мной? Был суровей я душой! Если прав я в деле был, Что за страх меня смутил? Что мне сердце жарко жжет, Кровь зачем хладна, как лед? И зачем в проклятый миг, В миг свершенья, тайно мнилось, Будто дьявол сам настиг, Сила неба отвратилась? Я бежал в проход глухой, Слышу - враг идет за мной, Слышу - дышит надо мной, Вот сейчас возьмет рукой, - И нежданно в этот миг Слышу тайный сердца крик: "Прочь кинжал! Проси прощенья! Сладко смерти искупленье!" Но, как пламенный язык, Гнев разбойника возник, Душу яростью проник! Взору чудится жужжанье, Духи, как луны сиянье, Мчатся в пляске круговой, И кинжал уж сжат рукой, Красен пламень роковой! Слышу крик: "Спасай себя ты!" И взношу кинжал проклятый, А, попал! Мгновенный взмах - За спиною слышу: "ах!" Голос слабый и знакомый, Смертной скованный истомой. Слышу этот вскрик дрожащий, И безмерный обнял страх, Ужас, душу леденящий,...
3. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 4
Входимость: 16. Размер: 18кб.
Часть текста: Действие 4 ЧЕТВЕРТОЕ ДЕЙСТВИЕ Зал как в предыдущих действиях. На столе свечи. - Берта сидит, опустив лицо на ладони, руки на столе. Входит Гюнтер. Гюнтер Здесь вы, юная графиня? Как не страшно вам одной Проводить в пустых покоях Эту сумрачную ночь? Ведь поистине страшнее Не видал я никогда. Там визжит и воет буря, Здесь прокрался в замок ужас И смущает разум наш, В мраке лестниц слышен ропот, В переходах темных шопот, А в могильном склепе предков Скрипы тлеющих гробов; Голова моя кружится, Дыбом волосы встают. Кой о чем еще услышим, Ведь опять Праматерь бродит. Исстари об этом знают И в смертельном страхе ждут: Это злое предвещает - Преступленье, иль беду. Берта Преступленье, иль беду? Ах! Беду и преступленье! Не сбиралось ли несчастье Эту жизнь испепелить? Так к чему же преступленье? Грудь и так поражена. О, к чему же, Справедливый, Проклинать еще и совесть И удваивать проклятье, Жечь нас молнией двойной? Разве мало нам одной? Гюнтер Ах, отец ваш престарелый Бродит в бурю на дворе, Предоставлен ярой вьюге И кинжалу злых убийц. Берта Ты сказал: кинжал? Какой? Я дала? Он взял? Гюнтер Графиня, Не теряйте вы отваги. Эти трепетные знаки - Лишь неясные намеки, Близкой бури предвещанья: Но не всякий гром - разит, И огонь небесный - в длани Сам Отец всегда хранит. Берта Да, ты прав. В господней длани. Прав ты. - Я хочу молиться! Нас он может защитить, Погубить и заступиться, Покарать и пощадить. (Становится на колени у кресла.) Гюнтер (подходя к окну) Озаряется окрестность, Светят факелы в полях, То преследуют злодеев, Укрывающихся здесь. Берта (на коленях) Мать святая, Всеблагая, Дай мне, сердце...
4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 15. Размер: 43кб.
Часть текста: к жене. Все это отгородило ребенка от отца, хотя видеться им и не препятствовали. В августе 1903 года Блок получил, по его словам, "до _последней_ степени отвратительное" письмо от отца, обиженного тем, что сын не пригласил его на свадьбу. В последний приезд отца в Петербург Блок томился при одной мысли о необходимости видеться с ним: "Господи, как с ним скучно и ничего нет общего". Даже узнав о безнадежном состоянии больного, он не сразу решился ехать: "М[ожет] б[ыть], ведь, это и вовсе неприятно ему? С другой стороны, если я приеду, он уж несомненно поймет, что умирает..." В дороге его охватили тяжелые мысли - но тоже скорее не от тревоги за отца (хотя первая зародившаяся здесь строчка из будущей поэмы говорит о ней), а от навеянного этой близящейся смертью размышления об итогах собственной жизни: "Все, что я мог, у убогой жизни взял, взять больше у неба - не хватило сил". Мрачное одиночество в вагоне было под стать стихам Анненского, поэта, у которого Блок вообще находил очень много близкого себе. Разве это вагоны тянутся? Влачатся тяжкие гробы, Скрипя и лязгая цепями. Разве это кондуктор мелькнул мимо? ...с разбитым фонарем, Наполовину притушенным, Среди кошмара дум и дрем Проходит Полночь по вагонам. Блок уехал, еще не зная, что в этот...
5. Сын и мать ("Сын осеняется крестом...")
Входимость: 11. Размер: 2кб.
Часть текста: Сын и мать ("Сын осеняется крестом...") СЫН И МАТЬ Моей матери Сын осеняется крестом. Сын покидает отчий дом. В песнях матери оставленной Золотая радость есть: Только б он пришел прославленный, Только б радость перенесть! Вот, в доспехе ослепительном, Слышно, ходит сын во мгле, Дух свой предал небожителям, Сердце - матери-земле. Петухи поют к заутрене, Ночь испуганно бежит. Хриплый рог туманов утренних За спиной ее трубит. Поднялись над луговинами Кудри спутанные мхов, Метят взорами совиными В стаю легких облаков... Вот он, сын мой, в светлом облаке, В шлеме утренней зари! Сыплет он стрелами колкими В чернолесья, в пустыри!.. Веет ветер очистительный От небесной синевы. Сын бросает меч губительный, Шлем снимает с головы. Точит грудь его пронзенная Кровь и горние хвалы: Здравствуй, даль, освобожденная От ночной туманной мглы! В сердце матери оставленной Золотая радость есть: Вот он, сын мой, окровавленный! Только б радость перенесть! Сын не забыл родную мать: Сын воротился умирать. 4 октября 1906

© 2000- NIV