Cлово "ФАИНА"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ФАИНЫ, ФАИНУ, ФАИНЕ, ФАИНОЙ

1. Песня судьбы
Входимость: 163.
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 13.
3. Фаина 1906-1908гг.
Входимость: 2.
4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 2.
5. Песня Фаины ("Когда гляжу в глаза твои...")
Входимость: 2.
6. Все стихотворения
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Песня судьбы
Входимость: 163. Размер: 102кб.
Часть текста: же ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами? - Что пророчит сей необъятный простор? Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему? Гоголь ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Герман. Елена, жена Германа. Мать Германа. Друг Германа. Монах. Фаина. Спутник Фаины. Коробейник. Толпа. ПЕРВАЯ КАРТИНА Северный апрель - Вербная Суббота. На холме - белый дом Германа, окруженный молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на закате и бьет тебе в глаза: а ты все спишь, все видишь сны. Герман Все белое, Елена. И ты вся в белом... А как сияли перья на груди и на крыльях... Елена Проснись, милый, мне тревожно, мне тоскливо. К нам принесли больного... Герман (просыпается) Ты говоришь - больного? Странно, отчего к нам? Ведь здесь никто не ходит, дорога упирается прямо в наши ворота... Елена Он совсем больной, какой-то прозрачный, ничего не говорит... только посмотрел на меня большими, грустными глазами. Мне стало жутко, и я разбудила тебя... Герман Почему...
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 13. Размер: 48кб.
Часть текста: поведения, Белый решил, что Блок удерживает жену от ухода с ним, уговаривает остаться, разжалобливает. Некогда Блок наивно написал ему, передавая свои тревожные и неясные настроения 1905 года, желание слиться с обликом родной земли: "...Я превращусь в осенний куст золотой, одетый сеткой дождя на лесной поляне. Ветер повеет, и колючие мои руки запляшут свободно". Припомнив это, Белый решил, как рассказывает он об этом в мемуарах; "...с придорожным кустом не теряют слов; проходят мимо; коли зацепит - отломят ветвь". В состоянии крайней взвинченности Белый пишет рассказ "Куст", который печатается в журнале "Золотое руно" (Ќ 7-8-9 за 1906 г.). В известной мере его можно рассматривать как развитие некоторых личных тем, намеченных еще в статье "Луг зеленый" (1905). Но в ней образ гоголевской красавицы Катерины (из "Страшной мести"), находящейся под страшной властью колдуна, прямо расшифровывается как образ России. И только смутно, немногим, если не двоим, брезжил там иной смысл, полностью раскрывшийся в "Кусте". "Россия, проснись... Верни себе Душу, над которой надмевается чудовище в огненном жупане..." - взывал Белый в "Луге зеленом". Та же тональность звучит и в письме его к Л. Д. Блок, о котором рассказано в дневнике М. А. Бекетовой: "Он умоляет Любу спасти Россию и его..." Если в "Луге зеленом" верх брала общественная, пусть неверная, отдающая наивным славянофильством тенденция, то "Куст" сугубо субъективен и, несмотря на все дальнейшие попытки Белого доказать (вернее, голословно утверждать) обратное, представляет собою "бессильный пасквиль", по выражению возмущенной Л. Д. Блок....
3. Фаина 1906-1908гг.
Входимость: 2. Размер: 2кб.
Часть текста: Фаина 1906-1908гг. Заклятие огнем и мраком Инок Осенняя любовь Песня Фаины Снежна Дева * * * (В те ночи светлые, пустые...) * * * (В этот серый летний вечер...) * * * (Вот явилась. Заслонила...) * * * (Всю жизнь ждала. Устала ждать...) * * * (За холмом отзвенели упругие латы...) * * * (И я провел безумный год...) * * * (Когда вы стоите на моем пути...) * * * (Она пришла с мороза...) * * * (Своими горькими слезами...) * * * (Ушла. Но гиацинты ждали...) * * * (Я был смущенный и веселый...) * * * (Я в дольний мир вошла, как в ложу...) * * * (Я насадил мой светлый рай...) * * * (Я помню длительные муки...)
4. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 2. Размер: 44кб.
Часть текста: раковины. В их перламутровом сияний, в извивах линий мерещились какие-то изображения. Если долго вглядываться, они начинали обретать какую-то реальность. Того и гляди выплывут врубелевские "души" раковин с их тревожными глазами. Врубель - в сумасшедшем доме. Сумасшедший дом в нынешней России - это как матрешка в матрешке. О, господи... Лучше о чем-нибудь другом. Беллини, Бокаччио Боккачино - смешное сочетание, но какой прекрасный художник! "Удивительные девушки", - стоит в записной книжке; пустые слова, вроде водорослей, оставшихся после бурного прибоя. Удивительные девушки... Можно ли так сказать про чеховских трех сестер? Почему это вдруг - Чехов? Потому что перед отъездом кто-то вспоминал? Когда-то здесь, в Венеции, увидели в соборе св. Марка сутулого старика в коричневой крылатке ("живой, точно ртутью налитой!") и рядом с ним молодого, но флегматичного человека. Это были Суворин и Чехов (странная дружба!). - Вот, все просится скорее в Рим, - досадовал Суворин на спутника. - Авось, говорит, там можно где-нибудь хоть на травке полежать! Да...
5. Песня Фаины ("Когда гляжу в глаза твои...")
Входимость: 2. Размер: 1кб.
Часть текста: Песня Фаины ("Когда гляжу в глаза твои...") ПЕСНЯ ФАИНЫ Когда гляжу в глаза твои Глазами узкими змеи И руку жму, любя, Эй, берегись! Я вся - змея! Смотри: я миг была твоя, И бросила тебя! Ты мне постыл! Иди же прочь! С другим я буду эту ночь! Ищи свою жену! Ступай, она разгонит грусть, Ласкает пусть, целует пусть, Ступай - бичом хлестну! Попробуй кто, приди в мой сад, Взгляни в мой черный, узкий взгляд, Сгоришь в моем саду! Я вся - весна! Я вся - в огне! Не подходи и ты ко мне, Кого люблю и жду! Кто стар и сед и в цвете лет, Кто больше звонких даст монет, Приди на звонкий клич! Над красотой, над сединой, Над вашей глупой головой - Свисти, мой тонкий бич! Декабрь 1907

© 2000- NIV