Cлово "СТАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: СТАЛ, СТАЛО, СТАЛИ, СТАЛА, СТАНЕТ

1. Песня судьбы
Входимость: 18.
2. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 17.
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 15.
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 14.
5. Возмездие
Входимость: 13.
6. Роза и крест. Записки Бертрана, написанные им за несколько часов до смерти
Входимость: 9.
7. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 9.
8. Действо о Теофиле
Входимость: 8.
9. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 8.
10. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 8.
11. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 8.
12. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 7.
13. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 7.
14. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 7.
15. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 7.
16. Рамзес
Входимость: 7.
17. Последние дни императорской власти
Входимость: 6.
18. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 6.
19. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 5.
20. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 5.
21. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 5.
22. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 5.
23. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 4.
24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 4.
25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 4.
26. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 4.
27. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 4.
28. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Сын
Входимость: 3.
29. Жизнь моего приятеля
Входимость: 3.
30. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 3.
31. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 3.
32. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 4
Входимость: 3.
33. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 3.
34. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 3.
35. Все стихотворения
Входимость: 3.
36. Двойник
Входимость: 3.
37. Заклятие огнем и мраком
Входимость: 3.
38. Роза и крест. К постановке в Художественном театре
Входимость: 3.
39. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Поэма и Её поэт
Входимость: 3.
40. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 3.
41. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 2.
42. * * * (Ночи стали тоскливее)
Входимость: 2.
43. На Пасхе
Входимость: 2.
44. * * * (Ты помнишь? В нашей бухте сонной...)
Входимость: 2.
45. Король на площади
Входимость: 2.
46. * * * (В полночь глухую рожденная)
Входимость: 2.
47. Владимир Соловьев и наши дни
Входимость: 2.
48. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Молчаливый собеседник
Входимость: 2.
49. * * * (Ты горишь над высокой горою)
Входимость: 2.
50. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Облик
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Песня судьбы
Входимость: 18. Размер: 102кб.
Часть текста: мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему? Гоголь ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Герман. Елена, жена Германа. Мать Германа. Друг Германа. Монах. Фаина. Спутник Фаины. Коробейник. Толпа. ПЕРВАЯ КАРТИНА Северный апрель - Вербная Суббота. На холме - белый дом Германа, окруженный молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на закате и бьет тебе в глаза: а ты все спишь, все видишь сны. Герман Все белое, Елена. И ты вся в белом... А как сияли перья на груди и на крыльях... Елена Проснись, милый, мне тревожно, мне тоскливо. К нам принесли больного... Герман (просыпается) Ты говоришь - больного? Странно, отчего к нам? Ведь здесь никто не ходит, дорога упирается прямо в наши ворота... Елена Он совсем больной, какой-то прозрачный, ничего не говорит... только посмотрел на меня большими, грустными глазами. Мне стало жутко, и я разбудила тебя... Герман Почему только его...
2. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 17. Размер: 95кб.
Часть текста: слова верны". Разговоры об ответственном министерстве уже были, Дубенский предполагает, что произошло нечто, и царь вызвал Алексеева. Царь уехал с тем, чтобы вернуться I марта. В четверг, 23 февраля, в Петербурге начались волнения. В равных частях города народ собирался с криками "хлеба". Появились красные знамена с революционными надписями. Бастовало от 43 до 5о предприятий, т.-е. от 78.500 до 87.500 рабочих. За порядком следила еще полиция, но вызывались уже и воинские наряды. Протопопов просил Хабалова выпустить воззвание к населению о том, что хлеба хватит. Хабалов пригласил пекарей и сказал им, что волнения вызваны не столько недостатком хлеба; сколько провокацией, последний вывод он сделал из донесения охранного отделения об аресте рабочей группы. Запасы города и уполномоченного достигали 500.000 пудов ржаной и пшеничной муки, чего, при желательном отпуске в 40.000 пудов, хватило бы дней на 10-12. Хабалов потребовал от Вейса, чтобы он увеличил отпуск муки. Вейс возражал, что надо быть осторожным, и доложил, что лично видел достаточные запасы муки в пяти...
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 15. Размер: 79кб.
Часть текста: читатель. Вот он схватил жадным сердцем неведомо полные для него строки, и в этом уже и он празднует своего бога. Вот таковы стихи. Таково истинное вдохновение. Об него, как об веру, о "факт веры", как таковой, "разбиваются волны всякого скептицизма". Еще, значит, и в стихах видим подтверждение (едва ли нужное) витания среди нас того незыблемого Бога, Рока, Духа... кого жалким, бессмысленным и глубоко звериным воем встретили французские революционеры, а гораздо позже и наши шестидесятники. Рече безумец в сердце своем: несть бог". __________ В минуту смятенья и борьбы лжи и правды (всегда борются бог и диавол - и тут они же борются) взошли новые цветы - цветы символизма, всех веков, стран и народов. Заглушенная криками богохульников, старая сила почуяла и послышала, как воспрянул ее бог, - и откликнулась ему. К одному вечному, незыблемому камню бога подвалился и еще такой камень - "в предвестие, иль в помощь, иль в награду". Это была новая поэзия в частности и новое искусство вообще. К воздвиженью мысли, ума присоединилось воздвиженье чувства, души. И все было в боге. Есть люди, с которыми нужно и можно говорить только о простом и "логическом", - это те, с которыми не ощущается связи мистической. С другими - с которыми все непрестанно чуется сродство на какой бы ни было почве - надо говорить о сложном и "глубинном". Тут-то выяснятся истины мира - через общение глубин (см. Брюсов). __________ Есть два рода литературных декадентов: хорошие и дурные; хорошие - это те, которых не следует называть декадентами (пока только отрицательное определение); дурные - те, кому это имя принадлежит, как по существу, так и этимологически. Заранее оговорившись...
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 14. Размер: 101кб.
Часть текста: фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель -отвратить массы от революции». Таковы были эти годы. В литературу хлынула мутная волна порнографии и обывательщины. Появились произведения, разрабатывавшие «проблемы» однополой любви - мужской («Крылья» Кузьмина) и женской («33 урода» - Зиновьевой-Аннибал). Нашумевший роман Арцыбашева «Санин» провозглашал «культ личности» и в качестве героя изображал по сути дела уголовного преступника, насиловавшего женщин и намеревавшегося соблазнить собственную сестру. В образе Санина Арцыбашев, как заметил Горький, дал совет человеку «упростить себя путем превращения в животное». Второстепенные писатели вроде А. Каменского, Вербицкой и других на все лады...
5. Возмездие
Входимость: 13. Размер: 57кб.
Часть текста: произошла, я хочу предпослать наброску последней главы рассказ о том, как поэма родилась, каковы были причины ее возникновения, откуда произошли ее ритмы. Интересно и небесполезно и для себя, и для других припомнить историю собственного произведения. К тому же нам, счастливейшим или несчастливейшим детям своего века, приходится помнить всю свою жизнь; все годы наши резко окрашены для нас, и - увы! - забыть их нельзя, - они окрашены слишком неизгладимо, так что каждая цифра кажется написанной кровью; мы и не можем забыть этих цифр; они написаны на наших собственных лицах. Поэма "Возмездие" была задумана в 1910 году и в главных чертах была набросана в 1911 году. Что это были за годы? 1910 год - это смерть Коммиссаржевской, смерть Врубеля и смерть Толстого. С Коммиссаржевской умерла лирическая нота на сцене; с Врубелем - громадный личный мир художника, безумное упорство, ненасытность исканий - вплоть до помешательства. С Толстым умерла человеческая нежность - мудрая человечность. Далее, 1910 год - это кризис символизма, о котором тогда очень много писали и говорили, как в лагере символистов, так и в противоположном. В этом году явственно дали о себе знать направления, которые встали во враждебную позицию и к символизму, и друг к другу: акмеизм, эгофутуризм и первые начатки футуризма. Лозунгом первого из этих направлений был человек - но какой-то уже другой человек, вовсе без человечности, какой-то "первозданный" Адам. Зима 1911 года была исполнена глубокого внутреннего мужественного напряжения и трепета. Я помню ночные разговоры, из которых впервые вырастало ...

© 2000- NIV