Cлово "ЛЮДИ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЛЮДЕЙ, ЛЮДЯМ, ЛЮДЬМИ, ЛЮДЯХ

1. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 20.
2. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 19.
3. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 17.
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 17.
5. Король на площади
Входимость: 15.
6. Песня судьбы
Входимость: 14.
7. Владимир Соловьев и наши дни
Входимость: 12.
8. Последние дни императорской власти
Входимость: 12.
9. Рамзес
Входимость: 12.
10. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 10.
11. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 9.
12. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 9.
13. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 9.
14. Возмездие
Входимость: 9.
15. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 3
Входимость: 8.
16. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 8.
17. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 8.
18. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 7.
19. О любви, поэзии и государственной службе
Входимость: 7.
20. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 6.
21. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 6.
22. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 6.
23. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 6.
24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 6.
25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 6.
26. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 5.
27. К "Дионису Гиперборейскому"
Входимость: 5.
28. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 5.
29. Незнакомка
Входимость: 5.
30. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 5.
31. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 5.
32. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 5.
33. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 5.
34. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 5.
35. Роза и крест
Входимость: 4.
36. Последний день ("Ранним утром, когда люди ленились шевелиться...")
Входимость: 4.
37. * * * (Есть игра: осторожно войти...)
Входимость: 4.
38. О смерти
Входимость: 4.
39. Последние дни императорской власти (часть 2)
Входимость: 4.
40. Роза и крест. Дествие 2
Входимость: 4.
41. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 3.
42. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Молчаливый собеседник
Входимость: 3.
43. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 3.
44. Ее прибытие
Входимость: 3.
45. Проклятый колокол ("Вёсны и зимы меняли убранство...")
Входимость: 3.
46. Рыцарь-монах (О Владимире Соловьеве)
Входимость: 3.
47. * * * (Всю жизнь ждала. Устала ждать...)
Входимость: 3.
48. Все стихотворения
Входимость: 3.
49. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 3.
50. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Декламатор
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 20. Размер: 79кб.
Часть текста: 1901 26 сентября В знаменье видел я вещий сон. Что-то порвалось во времени, и ясно явилась мне Она, иначе ко мне обращенная, - и раскрылось тайное. Я видел, как семья отходила, а я, проходя, внезапно остановился в дверях перед ней. Она была одна и встала навстречу и вдруг протянула руки и сказала странное слово туманно о том, что я с любовью к ней. Я же, держа в руках стихи Соловьева, подавал ей, и вдруг это уж не стихи, а мелкая немецкая книга - и я ошибся. А она все протягивала руки, и занялось сердце. И в эту секунду, на грани ясновиденья, я, конечно, проснулся 1902 * * * Стихи - это молитвы. Сначала вдохновенный поэт-апостол слагает ее в божественном экстазе. И все, чему он слагает ее, - в том кроется его настоящий бог. Диавол уносит его - и в нем находит он опрокинутого, искалеченного, - но все милее, - бога. А если так, есть бог и во всем тем более - не в одном небе бездонном, а и в "весенней неге" и в "женской любви". Потом чуткий читатель. Вот он схватил жадным сердцем неведомо полные для него строки, и в этом уже и он празднует своего бога. Вот таковы стихи. Таково истинное вдохновение. Об него, как об веру, о "факт веры", как таковой, "разбиваются волны всякого скептицизма". Еще, значит, и в стихах видим подтверждение (едва ли нужное) витания среди нас того незыблемого Бога, Рока, Духа... кого жалким, бессмысленным и глубоко звериным воем встретили французские революционеры, а гораздо позже и наши шестидесятники. Рече безумец в сердце своем: несть бог". __________ В...
2. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 19. Размер: 76кб.
Часть текста: 1916-4 февраля 1917 годов. Дорогой Ники, Тебе угодно было, 22-го декабря, дать мне высказать мое мнение по известному вопросу, и попутно пришлось затронуть почти все вопросы, которые волнуют нас; я просил разрешения говорить как на духу, и Ты дал мне его. Я считаю, что, после всего мною сказанного, я обязан говорить дальше:-Ты невольно мог подумать, слушая меня: ему легко говорить, а каково мне, который должен разбираться в существующем хаосе и принимать те или другие меры и решения, подсказываемые мне с разных сторон.-Ты должен понимать, что я, как и все болящие душой за все происходящее, часто задавал себе вопрос: что бы я сделал на Твоем месте; и вот я хочу Тебе передать то, что мне подсказывает душа, которая, я убежден, говорит верно. Мы переживаем самый опасный момент в истории России: вопрос стоит, быть ли России великим государством, свободным и способным самостоятельно развиваться и рости, или подчиниться германскому безбожному кулаку,-все это чувствуют: кто разумом, кто сердцем, кто душою, и вот причина, почему все, за исключением трусов и врагов своей родины, отдают свои жизни и все достояние для достижения этой цели.-И вот, в это святое время, когда мы все, так сказать, держим испытание на звание человека, в его высшем понимании, как христианина, какие то силы внутри России ведут Тебя и, следовательно, Россию к неминуемой гибели.-Я говорю: Тебя и Россию, вполне сознательно, так как Россия без царя существовать не может, но нужно помнить, что царь один править таким государством, как Россия, не может: это надо раз навсегда себе усвоить и, следовательно, существование министерства с одной головой и палат совершенно необходимо; я говорю: палат, потому что существующие механизмы далеко несовершенны и не ответственны, а они должны быть таковыми и нести перед народом всю тяжесть ответственности; немыслимо существующее положение, когда вся ответственность лежит на Тебе и на Тебе одном. Чего хочет народ и общество? Очень...
3. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 17. Размер: 47кб.
Часть текста: нелюдим... Толпа кричит — я хладен бесконечно, Толпа зовет — я нем и недвижим. (23 февраля 1899 года) Этот индивидуализм имеет мрачный, упадочный характер: Я стар душой. Какой-то жребий черный — Мой долгий путь. Тяжелый сон, проклятый и упорный, Мне душит грудь. (6 июня 1899 года). Или: Каждый вечер, лишь только погаснет заря, Я прощаюсь, желанием смерти горя, И опять, на рассвете холодного дня, Жизнь охватит меня и измучит меня! (3 декабря 1899 года) Одиночество — настойчиво повторяющаяся тема стихотворений этого периода: Не доверяй своих дорог Толпе ласкателей несметной: Они сломают твой чертог, Погасят жертвенник заветный. Все духом сильные одни Толпы нестройной убегают, Одни на холмах жгут огни. Завесы мрака разрывают. (25 июня 1900 года) Этот мрачный индивидуализм подчеркивается еще и тем, что лирический образ поэта рисуется Блоком в обстановке совершенно необычайной, далекой от обыденной действительности, на фоне очень скупо обозначенной природы. В стихотворениях нет ни реальных жизненных ситуаций, ни встреч с людьми; перед читателем — какой-то туманный и неясный, холодный и чуждый мир, скорее луна, чем земля. Душа молчит. В холодном небе Все те же звезды ей горят. Кругом о злате иль о хлебе Народы шумные кричат... Она молчит, — и внемлет крикам, И зрит далекие миры, Но в одиночестве двуликом Готовит чудные...
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 17. Размер: 101кб.
Часть текста: и войной Глава VI. Блок между первой революцией и войной Революция была разбита. Наступила реакция. «Поражение революции 1905 года породило распад и разложение в среде попутчиков революции. Особенно усилились разложение и упадочничество в среде интеллигенции. Попутчики, пришедшие в ряды революции из буржуазной среды в период бурного подъема революции, отошли от партии в дни реакции. Часть их ушла в лагерь открытых врагов революции, часть засела в уцелевших легальных обществах рабочего класса и старалась свернуть пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные...
5. Король на площади
Входимость: 15. Размер: 58кб.
Часть текста: Лица и Голоса в толпе. Слухи - маленькие, красные, шныряют в городской пыли. ПРОЛОГ Городская площадь. Задний план занят белым фасадом дворца с высокой и широкой террасой; на массивном троне - гигантский Король. Корона покрывает зеленые, древние кудри, струящиеся над спокойным лицом, изборожденным глубокими морщинами. Тонкие руки лежат на ручках трона. Вся поза - величавая. В самом низу - у рампы - под высоким парапетом набережной - скамья; к ней с двух сторон спускаются лестницы. Скамья на берегу моря, которое узкой полосой подходит издали, слева огибая мыс с площадью и дворцом, и сливается с оркестром и театром, так что сцена представляет из себя только остров - случайный приют для действующих лиц. Солнце не взошло еще. Почти в полном мраке Шут, в качестве Пролога, подплывает с моря, привязывает свою лодку у берега, вынимает из нее удочку и узелок и садится на скамью. Шут Еще и солнцу лень светиться, А я - на берегу. Светила могут не трудиться, А я вот - не могу. Но я без них нашел дорогу И вот, приплыл сюда, Чтоб здравостью своей немного Смягчить вас, господа. Вот здесь - дворец на темном фоне, И на террасе - трон. Король, как видите, в короне, И стар и удручен. Перед дворцом гуляет всякий, Кто хочет отдохнуть. Лишь демократу и собаке Здесь не показан путь. Здесь - чистой публике дорога, Здесь для нее - скамья. И только на правах Пролога На ней присел и я. Передо мной - в оркестре - море, Волна его темна, Но если солнце встанет вскоре, Увижу все до дна. Мой долг был - только вас понудить Взглянуть на этот вид. А рыбу в мутных водах _у_дить Мне здравый смысл велит. Шут садится верхом на рампу и закидывает удочку в оркестр. Во время действия его большею частью не видно за боковой занавесью - он появляется только в отдельных сценах. ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ УТРО Ночь борется с утром. Над берегом чуть видны в сумерках двое неизвестных. Первый - в черном - прислонился к белому камню дворца. Другой сидит на берегу. Третьего не видно: он где-то близко, и слышен ...

© 2000- NIV