Cлово "ЖИЗНЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: ЖИЗНИ, ЖИЗНЬЮ, ЖИЗНЯХ, ЖИЗНЕЙ

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 86.
2. Возмездие
Входимость: 42.
3. Песня судьбы
Входимость: 31.
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 29.
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 28.
6. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 27.
7. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 27.
8. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 26.
9. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 25.
10. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 22.
11. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 21.
12. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 20.
13. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 20.
14. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 20.
15. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 19.
16. Все стихотворения
Входимость: 19.
17. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава II. Семья Блока
Входимость: 19.
18. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 18.
19. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 16.
20. Рыцарь-монах (О Владимире Соловьеве)
Входимость: 15.
21. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 14.
22. Роза и крест. Из объяснительной записки для Художественного театра
Входимость: 13.
23. Король на площади
Входимость: 11.
24. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 11.
25. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 11.
26. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 3
Входимость: 11.
27. Роза и крест. Дествие 2
Входимость: 11.
28. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 10.
29. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 10.
30. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 10.
31. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 10.
32. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 9.
33. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 9.
34. Разные стихотворения. 1897 - 1903гг.
Входимость: 9.
35. Праматерь. Франц Грильпарцер
Входимость: 9.
36. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 3
Входимость: 8.
37. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 4
Входимость: 7.
38. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 7.
39. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VIII. Блок в 1917 году
Входимость: 7.
40. * * * (Жизнь, как загадка, темна)
Входимость: 7.
41. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 7.
42. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 7.
43. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 7.
44. Роза и крест. Дествие 4
Входимость: 6.
45. Джордж Гордон Байрон. Стихотворения
Входимость: 6.
46. * * * (Боже, как жизнь молодая ужасна)
Входимость: 5.
47. Действо о Теофиле
Входимость: 5.
48. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 4
Входимость: 5.
49. Жизнь
Входимость: 5.
50. О любви, поэзии и государственной службе
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 86. Размер: 101кб.
Часть текста: реакция. «Поражение революции 1905 года породило распад и разложение в среде попутчиков революции. Особенно усилились разложение и упадочничество в среде интеллигенции. Попутчики, пришедшие в ряды революции из буржуазной среды в период бурного подъема революции, отошли от партии в дни реакции. Часть их ушла в лагерь открытых врагов революции, часть засела в уцелевших легальных обществах рабочего класса и старалась свернуть пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика»...
2. Возмездие
Входимость: 42. Размер: 57кб.
Часть текста: себя, и для других припомнить историю собственного произведения. К тому же нам, счастливейшим или несчастливейшим детям своего века, приходится помнить всю свою жизнь; все годы наши резко окрашены для нас, и - увы! - забыть их нельзя, - они окрашены слишком неизгладимо, так что каждая цифра кажется написанной кровью; мы и не можем забыть этих цифр; они написаны на наших собственных лицах. Поэма "Возмездие" была задумана в 1910 году и в главных чертах была набросана в 1911 году. Что это были за годы? 1910 год - это смерть Коммиссаржевской, смерть Врубеля и смерть Толстого. С Коммиссаржевской умерла лирическая нота на сцене; с Врубелем - громадный личный мир художника, безумное упорство, ненасытность исканий - вплоть до помешательства. С Толстым умерла человеческая нежность - мудрая человечность. Далее, 1910 год - это кризис символизма, о котором тогда очень много писали и говорили, как в лагере символистов, так и в противоположном. В этом году явственно дали о себе знать направления, которые встали во враждебную позицию и к символизму, и друг к другу: акмеизм, эгофутуризм и первые начатки футуризма. Лозунгом первого из этих направлений был человек - но какой-то уже другой человек, вовсе без человечности, какой-то "первозданный" Адам. Зима 1911 года была исполнена глубокого внутреннего мужественного напряжения и трепета. Я помню ночные разговоры, из которых впервые вырастало сознание нераздельности и неслиянности искусства, жизни и политики. Мысль, которую, по-видимому, будили сильные толчки извне, одновременно стучалась во все эти двери, не удовлетворяясь более слиянием всего воедино, что было легко и возможно в истинном мистическом сумраке годов, предшествовавших первой революции, а также - в неистинном мистическом похмелье, которое наступило вслед за нею. Именно мужественное веянье...
3. Песня судьбы
Входимость: 31. Размер: 102кб.
Часть текста: молодым садом, сияет под весенним закатом, охватившим все небо. Большое окно в комнате Елены открыто в сад, под капель. Дорожка спускается от калитки и вьется под холмом, среди кустов и молодых березок. Другие холмы, покрытые глыбами быстро тающего снега, уходят цепью вдаль и теряются в лысых и ржавых пространствах болот. Там земля сливается с холодным, ярким и четким небом. - Вдали зажигаются огоньки, слышен собачий лай и ранний редкий птичий свист. На ступенях крыльца, перед большим цветником, над раскрытой книгой с картинками, дремлет Герман. Елена, вся в белом, выходит из дверей, некоторое время смотрит на Германа, потом нежно берет его за руку. Елена Проснись, Герман! пока ты спал, к нам принесли больного. Герман (в полусне) Я опять уснул. Во сне - все белое. Я видел большую белую лебедь; она плыла к тому берегу озера, грудью прямо на закат... Елена Солнце на закате и бьет тебе в глаза: а ты все спишь, все видишь сны. Герман Все белое, Елена. И ты вся в белом... А как сияли перья на груди и на крыльях... Елена Проснись, милый, мне тревожно, мне тоскливо. К нам принесли больного... Герман (просыпается) Ты говоришь - больного? Странно, отчего к нам? Ведь здесь никто не ходит, дорога упирается прямо в наши ворота... Елена Он совсем больной, какой-то прозрачный, ничего не говорит... только посмотрел на меня большими, грустными глазами. Мне стало жутко, и я разбудила тебя... Герман Почему только его принесли сюда, когда к нам нет дороги... Елена Милый мой, мне странно, мне дивно, точно что-то должно случиться... Взгляни на него, Герман: он лежит у ...
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава III. Детство и юность Блока
Входимость: 29. Размер: 26кб.
Часть текста: атмосфере любви, обожания, обеспеченности. Почти все детство прожил он в Шахматове. «Помещичья усадьба стояла на высоком холме, — вспоминает М. А. Бекетова. — К дому подъезжали широким двором с круглыми куртинами шиповника, упоминаемыми в поэме «Возмездие». Тенистый сад со старыми липами расположен на юго-восток, по другую сторону дома. Открыв стеклянную дверь столовой, выходившей окнами в сад, и вступив на террасу, всякий поражался широтой и разнообразием вида, который открывался влево. Перед домом — песчаная площадка с цветниками, за площадкой — развесистые вековые липы и две высокие сосны составляли группу. Под этими липами летом ставили длинный стол. В жаркое время здесь происходили все трапезы и варилось бесконечное варенье. Сад небольшой, но расположен с большим вкусом. Столетние ели, березы, липы, серебристые тополя вперемежку с кленами и орешником составляли группы и аллеи. В саду было множество сирени, черемухи, белые и розовые розы, густая грядка белых нарциссов и другая такая же грядка лиловых ирисов. Одна из боковых дорожек, осененная очень старыми березами, вела к калитке, которая выводила в еловую аллею, круто спускающуюся к пруду. Пруд лежал в узкой долине, по которой бежал ручей, осененный огромными елями, березами, молодым ольшаником» Вот здесь и рос Блок — «безжалостный, святой и мудрый». Не случайно с такой любовью описал он шахматовскую усадьбу в «Возмездии»: Огромный тополь серебристый Склонял над домом свой шатер, Стеной шиповника душистой Встречал въезжающего двор. Он был амбаром с острой крышей От ветров северных укрыт, И можно было ясно слышать, Как тишина цветет и спит... ... Бросает солнце листьев тени, Да ветер клонит за окном Столетние кусты сирени,...
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 28. Размер: 42кб.
Часть текста: стиснув в руке рукавицы молочного цвета, фуражка лежит. Блоки! Широкоплечий, прекрасно сидящий сюртук с тонкой талией, с воротником, подпирающим шею, высоким и синим, супруга поэта одета подчеркнуто чопорно; в воздухе — запах духов, молодая, веселая, очень изящная пара! Но... Но... Александр ли Блок, — юноша этот, с лицом, на котором без вспышек румянца горит розоватый обветр? Не то «Молодец» сказок, не то — очень статный военный. Но образ, который во мне возникал, был иной: роста малого, с бледно-болезненным, очень тяжелым лицом, с небольшими ногами, в одежде, не сшитой отлично, вперенный всегда в горизонт беспокоящий фосфором глаз; и — с зачесанными волосами; таким вставал Блок из раздумий... Разочарованье!» И позднее, приехав к Блоку в Шахматово, Белый воспринял его так же: «Александр Александрович, статный, высокий и широкогрудый, покрытый загаром, в белейшей рубахе, прошитой пурпуровыми лебедями, с кудрями, рыжевшими в солнце (без шапки), в больших сапогах,...

© 2000- NIV