Cлово "МЫСЛЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: МЫСЛИ, МЫСЛЕЙ, МЫСЛЬЮ, МЫСЛЯХ

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 18.
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 13.
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 11.
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 9.
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 8.
6. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 8.
7. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 8.
8. Возмездие
Входимость: 7.
9. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 6.
10. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 6.
11. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 6.
12. Джордж Гордон Байрон. Стихотворения
Входимость: 6.
13. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 6.
14. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 5.
15. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 5.
16. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 5.
17. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 4.
18. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 4.
19. Все стихотворения
Входимость: 4.
20. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 4.
21. Король на площади
Входимость: 3.
22. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 3.
23. Последние дни императорской власти
Входимость: 3.
24. О смерти
Входимость: 3.
25. Песня судьбы
Входимость: 3.
26. Разные стихотворения. 1897 - 1903гг.
Входимость: 3.
27. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 3.
28. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 3.
29. * * * (Моей матери)
Входимость: 3.
30. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 3.
31. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 3.
32. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 2.
33. * * * (Без слова мысль, волненье без названья...)
Входимость: 2.
34. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 2.
35. * * * (Что будет в сердце, в мыслях и в уме)
Входимость: 2.
36. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 2.
37. * * * (Мысли мои утопают в бессилии)
Входимость: 2.
38. Последние дни императорской власти (часть 2)
Входимость: 2.
39. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 2.
40. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 2.
41. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 2.
42. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 3
Входимость: 2.
43. На поле Куликовом
Входимость: 2.
44. О любви, поэзии и государственной службе
Входимость: 2.
45. * * * (Часто в мысли гармония спит)
Входимость: 2.
46. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Отец. Александр Львович Блок
Входимость: 1.
47. * * * (Мне снилась смерть любимого созданья)
Входимость: 1.
48. Внемля зову жизни смутной
Входимость: 1.
49. * * * (Я укрыт до времени в приделе)
Входимость: 1.
50. Жизнь моего приятеля
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 18. Размер: 101кб.
Часть текста: старалась свернуть пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель -отвратить массы от революции». Таковы были эти годы. В литературу хлынула мутная волна...
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 13. Размер: 43кб.
Часть текста: плене", откуда она вырвалась только после рождения сына. Александр Львович невзлюбил семью Бекетовых, а они тоже не могли простить ему жестокого отношения к жене. Все это отгородило ребенка от отца, хотя видеться им и не препятствовали. В августе 1903 года Блок получил, по его словам, "до _последней_ степени отвратительное" письмо от отца, обиженного тем, что сын не пригласил его на свадьбу. В последний приезд отца в Петербург Блок томился при одной мысли о необходимости видеться с ним: "Господи, как с ним скучно и ничего нет общего". Даже узнав о безнадежном состоянии больного, он не сразу решился ехать: "М[ожет] б[ыть], ведь, это и вовсе неприятно ему? С другой стороны, если я приеду, он уж несомненно поймет, что умирает..." В дороге его охватили тяжелые мысли - но тоже скорее не от тревоги за отца (хотя первая зародившаяся здесь строчка из будущей поэмы говорит о ней), а от навеянного этой близящейся смертью размышления об итогах собственной жизни: "Все, что я мог, у убогой жизни взял, взять больше у неба - не хватило сил". Мрачное одиночество в вагоне было под стать стихам Анненского, поэта, у которого Блок...
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 11. Размер: 79кб.
Часть текста: вдруг протянула руки и сказала странное слово туманно о том, что я с любовью к ней. Я же, держа в руках стихи Соловьева, подавал ей, и вдруг это уж не стихи, а мелкая немецкая книга - и я ошибся. А она все протягивала руки, и занялось сердце. И в эту секунду, на грани ясновиденья, я, конечно, проснулся 1902 * * * Стихи - это молитвы. Сначала вдохновенный поэт-апостол слагает ее в божественном экстазе. И все, чему он слагает ее, - в том кроется его настоящий бог. Диавол уносит его - и в нем находит он опрокинутого, искалеченного, - но все милее, - бога. А если так, есть бог и во всем тем более - не в одном небе бездонном, а и в "весенней неге" и в "женской любви". Потом чуткий читатель. Вот он схватил жадным сердцем неведомо полные для него строки, и в этом уже и он празднует своего бога. Вот таковы стихи. Таково истинное вдохновение. Об него, как об веру, о "факт веры", как таковой, "разбиваются волны всякого скептицизма". Еще, значит, и в стихах видим подтверждение (едва ли нужное) витания среди нас того незыблемого Бога, Рока, Духа... кого жалким, бессмысленным и глубоко звериным воем встретили французские революционеры, а гораздо позже и наши шестидесятники. Рече безумец в сердце своем: несть бог". __________ В минуту смятенья и борьбы лжи и правды (всегда борются бог и диавол - и тут они же борются) взошли новые цветы - цветы...
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 9. Размер: 31кб.
Часть текста: Блок Глава VII. Блок в годы войны Глава VII. Блок в годы войны В годы войны с особенной полнотой обнаружился тот кризис, который переживала Россия. Сказался он и в литературе. Характерно, что в литературных обзорах кадетского журнала «Русская мысль» в годы войны дается чрезвычайно пессимистическая оценка литературы. «Слабость соков, скудость жизненного начала особенно ясно сказалась в нашей литературе теперь, в дни войны, — пишет «Русская мысль» в 1916 году. — Не нашлось сил ни для того, чтобы воспринять неожиданно нахлынувшие грандиозные события и откликнуться на них, ни для того, чтобы жить помимо них... В ней просто постепенно замерла всякая жизнь, обнаружился полный упадок. Объяснить нынешнее литературное оскудение исключительно условиями военного времени было бы ошибочно... Если бы у литературы было главное — запас творческих сил, творческая энергия, ничто не мешало бы ей найти выход... Слабость нашей «военной» беллетристики, ее бесцветность, однообразие и даже...
5. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 8. Размер: 33кб.
Часть текста: Как звучно это слово! Какая власть, какая сила в нем! Ах! Я боюсь, спокойствия былого Мы без тебя в отчизну не вернем. Прекрасен клич восставшего народа, Волнуют грудь великие дела, Но без тебя и самая свобода Запуганному сердцу не мила. О «типичности» переживаний, выраженных в этом стихотворении, свидетельствует следующая параллель к нему из журнала отнюдь не сатирического — из «Русской мысли». «Власть ведь никогда не есть власть министерства... Конкретно власть министерства есть физическая сила городового, который может схватить за шиворот всякого, не подчиняющегося приказу... Принято видеть проявление революционного брожения во всех явлениях вроде погромов, бесчинств солдат и матросов, захватов помещичьей земли, грабежей и т. д. Но это, конечно, не есть революция, а есть результат отсутствия полиции...» Мережковские, от близости с которыми Блок не мог окончательно отказаться, объединились с террористом Савинковым, организовав вместе с ним газету. Активнейшая деятельница белой эмиграции З. Гиппиус вспоминала о разговоре с Блоком по телефону 15 октября 1917 года (до бегства ее за границу): «Блок говорит... «Война не может длиться. Нужен мир». — «Как мир — сепаративный? Теперь с немцами мир?.. Уж вы, пожалуй, не с большевиками ли?», а Блок, который никогда не врал, отвечает: «Да, если хотите, — я скорее с большевиками, они требуют мира». Трудно было выдержать: «А Россия? Россия? Вы с большевиками и забыли Россию, а Россия страдает». — «Ну, она не очень-то страдает...» У меня дух перехватило...». Этот разговор показывает, что, несмотря на свою растерянность, Блок не терял своего революционного чутья даже в период упадка, который он испытывал осенью 1917 года....

© 2000- NIV