Cлово "МЫСЛЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J L M N O P Q R S T U V
Поиск  

Варианты слова: МЫСЛИ, МЫСЛЕЙ, МЫСЛЬЮ, МЫСЛЯХ

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 18.
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 13.
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 11.
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 9.
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 8.
6. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IX. Блок в начале Октябрьской революции
Входимость: 8.
7. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 9
Входимость: 8.
8. Возмездие
Входимость: 7.
9. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 5
Входимость: 6.
10. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 6
Входимость: 6.
11. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 10
Входимость: 6.
12. Джордж Гордон Байрон. Стихотворения
Входимость: 6.
13. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 7
Входимость: 6.
14. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 2
Входимость: 5.
15. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 14
Входимость: 5.
16. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 16
Входимость: 5.
17. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 12
Входимость: 4.
18. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 17
Входимость: 4.
19. Все стихотворения
Входимость: 4.
20. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 1
Входимость: 4.
21. Последние дни императорской власти (часть 3)
Входимость: 3.
22. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 5
Входимость: 3.
23. Король на площади
Входимость: 3.
24. Последние дни императорской власти (приложения)
Входимость: 3.
25. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 2
Входимость: 3.
26. * * * (Моей матери)
Входимость: 3.
27. Последние дни императорской власти
Входимость: 3.
28. Разные стихотворения. 1897 - 1903гг.
Входимость: 3.
29. О смерти
Входимость: 3.
30. Песня судьбы
Входимость: 3.
31. Андрей Турков. Александр Блок
Входимость: 3.
32. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава X. Последние годы жизни Блока
Входимость: 2.
33. * * * (Что будет в сердце, в мыслях и в уме)
Входимость: 2.
34. На поле Куликовом
Входимость: 2.
35. О любви, поэзии и государственной службе
Входимость: 2.
36. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава V. Блок в годы первой русской революции
Входимость: 2.
37. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 15
Входимость: 2.
38. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 8
Входимость: 2.
39. Последние дни императорской власти (часть 2)
Входимость: 2.
40. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава IV. Ранний период творчества Блока
Входимость: 2.
41. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава I. Блок и современность
Входимость: 2.
42. * * * (Без слова мысль, волненье без названья...)
Входимость: 2.
43. * * * (Мысли мои утопают в бессилии)
Входимость: 2.
44. Праматерь. Франц Грильпарцер. Действие 3
Входимость: 2.
45. * * * (Часто в мысли гармония спит)
Входимость: 2.
46. * * * (Я укрыт до времени в приделе)
Входимость: 1.
47. Жизнь моего приятеля
Входимость: 1.
48. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Жилище
Входимость: 1.
49. Фокин П.: Блок без глянца (ознакомительный фрагмент). Отец. Александр Львович Блок
Входимость: 1.
50. * * * (Мне снилась смерть любимого созданья)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VI. Блок между первой революцией и войной
Входимость: 18. Размер: 101кб.
Часть текста: пролетариат с революционного пути, старалась дискредитировать революционную партию пролетариата. Отходя от революции, попутчики старались приспособиться к реакции, ужиться с царизмом. Царское правительство использовало поражение революции, чтобы наиболее трусливых и шкурнически настроенных попутчиков революции завербовать себе в агенты - в провокаторы. ... Наступление контрреволюции шло и на идеологическом фронте. Появилась целая орава модных писателей, которые «критиковали» и «разносили» марксизм, оплевывали революцию, издевались над ней, воспевали предательство, воспевали половой разврат под видом ««культа личности». В области философии усилились попытки «критики», ревизии марксизма, а также появились всевозможные религиозные течения, прикрытые якобы «научными» доводами. «Критика» марксизма стала модой. Все эти господа, несмотря на всю их разношерстность, преследовали одну общую цель -отвратить массы от революции». Таковы были эти годы. В литературу хлынула мутная волна порнографии и обывательщины. Появились произведения, разрабатывавшие «проблемы» однополой любви - мужской («Крылья» Кузьмина) и женской («33 урода» - Зиновьевой-Аннибал). Нашумевший роман Арцыбашева «Санин» провозглашал «культ личности» и в качестве героя изображал по сути дела уголовного преступника, насиловавшего женщин и намеревавшегося соблазнить собственную сестру. В образе Санина Арцыбашев, как заметил Горький, дал совет человеку «упростить себя путем превращения в животное». Второстепенные писатели вроде А. Каменского, Вербицкой и других на все лады варьировали порнографические темы. Примером массового распространения такого типа литературы могут служить широко рекламируемые объявления о выходе в...
2. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 11
Входимость: 13. Размер: 43кб.
Часть текста: профессор Варшавского университета, юрист и философ Александр Львович Блок. Под стук колес его сын вспомнил некрасовское стихотворение: Тяжелый крест достался ей на долю: Страдай, молчи, притворствуй и не плачь; Кому и страсть, и молодость, и волю - Все отдала - тот стал ее палач! Давно ни с кем она не знает встречи; Угнетена, пуглива и грустна, Безумные, язвительные речи Безропотно выслушивать должна... Это было как будто сказано о его матери, о ее "варшавском плене", откуда она вырвалась только после рождения сына. Александр Львович невзлюбил семью Бекетовых, а они тоже не могли простить ему жестокого отношения к жене. Все это отгородило ребенка от отца, хотя видеться им и не препятствовали. В августе 1903 года Блок получил, по его словам, "до _последней_ степени отвратительное" письмо от отца, обиженного тем, что сын не пригласил его на свадьбу. В последний приезд отца в Петербург Блок томился при одной мысли о необходимости видеться с ним: "Господи, как с ним скучно и ничего нет общего". Даже узнав о безнадежном состоянии больного, он не сразу решился ехать: "М[ожет] б[ыть], ведь, это и вовсе неприятно ему? С другой стороны, если я приеду, он уж несомненно поймет, что умирает..." В дороге его охватили тяжелые мысли - но тоже скорее не от тревоги за отца (хотя первая зародившаяся здесь строчка из будущей поэмы говорит о ней), а от навеянного этой близящейся смертью размышления об итогах собственной жизни: "Все, что я мог, у убогой жизни взял, взять больше у неба - не хватило сил". Мрачное одиночество в вагоне было под стать стихам Анненского, поэта, у которого Блок вообще находил очень много близкого себе. Разве это вагоны тянутся? Влачатся тяжкие гробы, Скрипя и лязгая цепями. Разве это кондуктор мелькнул мимо? ...с...
3. Из записных книжек и дневников (фрагменты)
Входимость: 11. Размер: 79кб.
Часть текста: я ошибся. А она все протягивала руки, и занялось сердце. И в эту секунду, на грани ясновиденья, я, конечно, проснулся 1902 * * * Стихи - это молитвы. Сначала вдохновенный поэт-апостол слагает ее в божественном экстазе. И все, чему он слагает ее, - в том кроется его настоящий бог. Диавол уносит его - и в нем находит он опрокинутого, искалеченного, - но все милее, - бога. А если так, есть бог и во всем тем более - не в одном небе бездонном, а и в "весенней неге" и в "женской любви". Потом чуткий читатель. Вот он схватил жадным сердцем неведомо полные для него строки, и в этом уже и он празднует своего бога. Вот таковы стихи. Таково истинное вдохновение. Об него, как об веру, о "факт веры", как таковой, "разбиваются волны всякого скептицизма". Еще, значит, и в стихах видим подтверждение (едва ли нужное) витания среди нас того незыблемого Бога, Рока, Духа... кого жалким, бессмысленным и глубоко звериным воем встретили французские революционеры, а гораздо позже и наши шестидесятники. Рече безумец в сердце своем: несть бог". __________ В минуту смятенья и борьбы лжи и правды (всегда борются бог и диавол - и тут они же борются) взошли новые цветы - цветы символизма, всех веков, стран и народов. Заглушенная криками богохульников, старая сила почуяла и послышала, как воспрянул ее бог, - и откликнулась ему. К одному вечному, незыблемому камню бога подвалился и еще такой камень - "в предвестие, иль в помощь, иль в награду". Это была новая поэзия в частности и новое искусство вообще. К воздвиженью мысли, ума присоединилось воздвиженье чувства, души. И все было в боге. Есть люди, с которыми нужно и можно говорить только о простом и "логическом", - это те, с которыми не ощущается связи мистической. С другими - с которыми все непрестанно чуется сродство на какой бы ни было почве - надо говорить о сложном и "глубинном"....
4. Тимофеев Л.: Александр Блок. Глава VII. Блок в годы войны
Входимость: 9. Размер: 31кб.
Часть текста: Сказался он и в литературе. Характерно, что в литературных обзорах кадетского журнала «Русская мысль» в годы войны дается чрезвычайно пессимистическая оценка литературы. «Слабость соков, скудость жизненного начала особенно ясно сказалась в нашей литературе теперь, в дни войны, — пишет «Русская мысль» в 1916 году. — Не нашлось сил ни для того, чтобы воспринять неожиданно нахлынувшие грандиозные события и откликнуться на них, ни для того, чтобы жить помимо них... В ней просто постепенно замерла всякая жизнь, обнаружился полный упадок. Объяснить нынешнее литературное оскудение исключительно условиями военного времени было бы ошибочно... Если бы у литературы было главное — запас творческих сил, творческая энергия, ничто не мешало бы ей найти выход... Слабость нашей «военной» беллетристики, ее бесцветность, однообразие и даже фальшь обусловлены общим худосочием новой литературы, ее основным, роковым дефектом, который обнаружен войной». С тревогой пишет «Русская мысль» о том, что «какое-то страшное и странное равнодушие охватывает общество, все более и более погружающееся в зимнюю спячку... Что ждет нас при пробуждении?» В конце 1916 года положение оценивается еще...
5. Андрей Турков. Александр Блок. Часть 13
Входимость: 8. Размер: 42кб.
Часть текста: высказанном в письме к матери 8 марта 1911 года: "Правительства всех стран зарвались окончательно, М[ожет] б[ыть], еще и нам суждено увидеть три великих', войны, своих Наполеонов и новую картину мира". В письмах к матери из-за границы Блок набрасывает причудливую, составляющуюся, как и всегда у него, из фактов, взятых из самых разных областей жизни, картину Европы накануне первой мировой войны. Маячащие на горизонте военные корабли - и кровь, оставшаяся на молу, где рыбаки потрошили попавшую в сети рыбу. Измученные и напряженные лица прохожих - и пошлые, торгашеские физиономии решающих их судьбы дипломатов, "скучающие, плюгавые и сытые" автомобилисты. Заброшенный Лувр, откуда только что украли знаменитую картину Леонардо да Винчи "Джоконда", - и неслыханно раздувающиеся военные бюджеты (в день, когда стало известно о пропаже "Джоконды", Блоку в полусне представлялось, что ее похищает... американский миллиардер!). Даже попав в романтические места в Пиренеях, связанные с легендой о Роланде, Блок с грустью переиначил название "Pas de Rolands" (то есть Путь Роланда) - в "Здесь нет Роланда" ("pas" имеет во французском языке и значение отрицания). "Мы тоже прошли через это ущелье, - пишет он, - там страшно сильно пахнет ватерклозетом". Европа кажется ему то ярмаркой с голосистыми зазывалами, морочащими публику, - политиками и особенно журналистами, то какой-то зловещей в своей пошлости мастерской, где деловито, по-торгашески готовят войну. Блок особенно чутко прислушивался к "новому звуку", появившемуся в мире, - к шуму пропеллера. Он - неизменный посетитель всех демонстрационных полетов громоздких и вместе с тем хрупких первых аэропланов в Петербурге. Новорожденное средство передвижения (да только ли передвижения!) - частая тема в его разговорах,...

© 2000- NIV